Схимонах Епифаний Чернов

Церковь катакомбная на земле Российской

Издательство Монастыря Святых Новомучеников и Исповедников Российских за Христа и Православие Его пострадавших от антихристианской, богоборческой и богохульной, анафематствованной коммунистической сатанинской власти и от сотрудников и агентов этой власти – анафематствованных коммунистических красных попов (сергианских еретиков-сатанистов) и от анафематствованной сергианской красной коммунистической лжецеркви – Московской «Патриархии», ими умученных и убиенных…

Оглавление

I

– Катакомбная Церковь.

II

– Призыв к Катакомбной Церкви.

III

– Лжеучение митрополита Сергия должно быть опровергнуто.

IV

V

– 16. Допрос бывшего чекиста в Подкомиссии Американского Конгресса.

VI

VII

– 18. Епископат Всероссийской Церкви.

VIII

IX

– Свидетельства со стороны.

 

Церковь Катакомбная на земле Российской

Такими словами начинается один из основополагающих трактатов Церкви Катакомбной на территории бывшей России.

 (Откр. 6, 7-8).

 Подлинный ад творился тогда на Российской Земле. Кто пережил это, иного имени пережитому не усвоит…

Но дивно то, что пророческий дух Церкви возвещал всё это народу тогда, когда не было еще никаких признаков, казалось бы, грядущих ужасных событий.

 (Ин. 12, 38; Ис. 53, 1).

На что бывшая там игумения, 80-летняя старица, ответила:

– Когда же, батюшка, это будет?

Это было сказано примерно в 1893-94 году!

 нет. Оставаться открытым – это, значит, изменить Христу!

II

И вот, величайшее чудо явления этой Чудотворной Иконы, в момент начала революции, совсем не получило того значения, которое оно имело.

 (Из книги гл. адвоката города Москвы Алексея Шмакова, умершего до революции).

и Домом – сановники, политики, интеллигенция, священство, монашество, крестьяне, особо верующие между ними, офицерство, солдаты и матросы, старики, женщины, дети…

Все те уничтожались, что держали знамя России, Святой Руси. Более шестидесяти лет идёт небывалое уничтожение. До сего момента всё уничтожают людей веры, людей долга, порядочности, нравственных устоев, – по ложным обвинениям, а зачастую и без всякого суда. С начала революции снят был запрет убивать таких людей, и до сих пор их убивают, и никто не несёт за это ответственности.

 (Притч. 24, 11).

Вот когда появилась Катакомбная Церковь! А совсем не тогда, как думают и пишут, относя это событие чуть ли не к тридцатым годам нашего века.

 (Откр. 5, 8).

III

насмерть гонимых и уничтожаемых к своему гонителю, духовно – антихристу коллективному, врагу Христову… Однако, не все в Церкви Российской держались этого твёрдого исповедания веры.

 но в подлинную дружбу к себе не допустил.

 справедливым и необходимым.

 (?!)

 (?!)

 (Иоан. 6, 37).

 (13, 2; ср. 13, 3).

1

 (Декларация).

 (Откр. 13, 8)!

еретическое!

IV

 (Мф. 2, 13-14).

 (Мф. 8, 20).

 (2 Тим, 3, 12), – вещает Апостол Христов.

 как змии, но и светлыми, как голуби: скрываться мгновенно, сохраняя нравственную чистоту… И как только появлялось гонение, так появлялась и скрывающаяся или Катакомбная Церковь.

 Исходя из этого Патриарх Тихон благословил профессору, доктору М. А. Жижиленко пока принять тайное монашество:

расстрелян 6 июня 1931 года.

Священномученик еп. Максим ещё при жизни получил от Господа дар ясновидения. Он провидел и предсказал свою мученическую кончину. Это произошло в день памяти преп. Сергия Радонежского, 5 июля 1930 года. Прощаясь ночью с духовно близким соузником, отправляемым по этапу на новый суд в Ленинград, владыка Максим сказал в пророческом духе:

2

3

Церкви надо отнести к проповеди Господа нашего Иисуса Христа, как уже было выше показано, и завершить тем, что сказано в Откровении. А именно:

 (Откр. 1,1). И здесь как раз показано то, чему надлежит быть при самом конце:

 (Откр. 12, 6).

 (Откр. 12, 14).

 справедливо казненными советской властью.

1. Начальник милиции говорит.

Начальник внимательно слушал этот разговор, не принимая в нём участия. А когда уже женщины пришли от собственных выводов в полный восторг, он заговорил, обращаясь к тёте:

 Власть ли внутренне переменилась? В Бога ли стала веровать? Смешные вещи. Об этом, тётя, и забудь!

(Сообщила женщина с Урала)

Священник, житель Москвы, по образованию юрист, до революционного времени руководимый старцами, катакомбник, рассказывая о тридцатых годах, приводит слова митрополита Сергия:

Митрополит Петр, укрепляемый благодатию Божиею, прошел путем исключительным по силе исповедничества и мученичества. Более десяти лет его казнили медленной смертью, и он не уступил бесчеловечному насилию!

(Свидетельство священника из Москвы)

3. Попытка поколебать Местоблюстителя.

 крикнул ему митрополит Сергий.

 ответил несокрушимый Местоблюститель Петр.

Да, он гнил и сгнивал более десяти лет на той страшной ссылке, которой наградила антихристова власть этого несокрушимого исповедника и мученика, иерарха Христовой Церкви. В то время, как в Москве митрополит Сергий позволял себе недозволенную и жестокую шутку с блаженной памятью великого страдальца за Церковь Христову;

смех…

 (Лк. 6, 25).

(Сообщил монах в лагере)

4. Следователь о патриархе Алексие.

мы говорили о широко распространенной вере в Бога среди населения СССР. И он, между прочим, спросил меня:

– А как Вы думаете: вот патриарх Алексий, верует ли в Бога в душе?

В то время я был просто озадачен странностью вопроса: да неужели можно в этом сомневаться! Но поскольку поставлен такой вопрос, я ответил:

– Думаю, что он верует!

Следователь на это засмеялся и сказал:

– Нет! Нет! Представьте себе, он совершенно неверующий!

Как мне в ту пору показалось, следователь в тот момент не лукавил, а говорил совсем искренно. И он даже колебался, сказать ли мне, на каком основании он делает свое заключение. Но потом, видимо, решил воздержаться.

(Это имело место в Южно-Казахстанской области СССР)

5. Патриарх против того, чтобы дети пели в церкви.

Вспоминается случай, когда пишущий эти строки был смущен, получив новое удостоверение в том, что, пожалуй, прав был упомянутый выше следователь, утверждавший, что патриарх Алексий в душе уже не верует, а по традиции только числится верующим.

теперь Вы её не заставляйте, не навязывайте ей Вашу волю!

вообще, какое Вам дело до моего ребенка? Я мать и имею право воспитывать мою дочь в духе христианском. Вы мне не запретите. Как и я не могу запретить, Вам воспитывать Ваших детей, – если они у Вас есть, – в том духе, в котором Вы находите это нужным.

– Да кто Вы? Такая же хористка, как и я!

– Вам достаточно знать, что я – партийная.

– А что, разве в хоре нет других партийных? И только Вы вмешиваетесь в дела, не касающиеся Вас…

– Я Вам сказала: не водите девочку на хоры!

И вот вскоре, после такого довольно острого разговора с Ольгой Ивановной, эта хористка подошла, по обыкновению, под благословение патриарха. Но, прежде чем дать ей благословение, он многозначительно сказал:

– Я не рекомендую Вам ссориться с Ольгой Ивановной!

(Автор сам читал взволнованное письмо хористки)

6. Патриарх Алексий и митрополит Николай на пляже.

Патриарх Алексий и его заместитель, митрополит Крутицкий Николай, во время своего пребывания в Сухуми посетили общественный пляж. Выбрали место, разделись. Остались в трусах. Патриарх снял с себя патриарший куколь, а митрополит – белый клобук и с панагиями на груди отправились в воду…

(Сообщено жителем г. Сухуми, иеросхимонахом)

7. Николай, митрополит Крутицкий на митинге в Будапеште.

– Все народы, стремитесь в великую семью коммунизма!

 о котором говорит святой апостол Павел и которое должно совершиться среди верующих (2 Фесс. 2, 3).

(Сообщение радио Америки в передаче одного иеросхимонаха)

8. Адмирал и митрополит Крутицкий Николай.

– Кем? Кто занял? – спросил митрополит.

– Адмирал (такой-то).

– Попросите его освободить номер!

 Назвав себя, он обратился к кому-то по имени и отчеству – Николай Михайлович. После короткого разговора митрополит сказал администратору:

– Попросите товарища адмирала к телефону. С ним будет говорить Председатель Совета Министров, товарищ Булганин.

Адмирал быстро явился. Разговор по телефону был очень странным. Что говорил Булганин, это осталось неизвестным. Но что отвечал адмирал, было ясно слышно:

– Я Вас слушаю… Да-да!.. Да! Да-да!.. Ясно! Да-да-да!!! Ясно! Ясно!.. Честь имею!.. Благодарю…

(Пересказал иеросхимонах из Сухуми)

9. Митрополит Николай за обедом.

Это передаёт тот, кто сам лично присутствовал за этим званым Обедом. Обед происходил в частном доме в Сухуми.

то)…

– Да мы этим Павлам не верим!.. На кого ты ссылаешься?!

 (Мф. 10, 32-33).

Если бы на месте этого митрополита был бы православный иерарх, он бы встал, перекрестился бы и сказал:

– Нет! говоривший говорил от себя. Я верю, святому апостолу Павлу и ужасаюсь тому отречению, которое произнесено. И в знак полного моего несогласия с ним я покидаю трапезу!

Это был бы достойный выход из создавшегося положения. А так, как поступил лжемитрополит Николай, он показал, что вполне согласен с мнением лжеепископа, отрекшегося от Апостола и от Христианства!

(Сообщил участник обеда)

10. Никодим, митрополит Ленинградский – коммунист и безбожник.

будем их опровергать!

– Это только вы на Западе так реагируете. У нас – привыкли и считают это в порядке вещей.

– Но это же ужасно!

ответил митрополит Никодим.

 (Иоан. 8, 44).

(Мф. 5,37).

12. Митрополит Никодим на Св. Афоне.

Из уст в уста ходила молва несколько лет тому назад в СССР в связи с поездкой митрополита Никодима в Грецию. Побывав в Афинах, он должен был совершить поездку на Св. Афон. Тогда перед чудотворной иконой в Иверской обители в течение некоторого времени происходило явное чудо. Икона эта приплыла сама на Афон и без человеческих рук встала над вратами обители Иверской, в знамение того, что не Её будут хранить в обители, а Она будет охранять обитель и весь Афон от врагов. И вот, когда митрополит Никодим ехал на Св. Гору, лампада, висящая перед образом, стала так раскачиваться, что масло выплёскивалось и лампада затухала. Что только ни делали монахи, чтобы лампада не качалась, – всё равно масло выплёскивалось, и огонь угасал… Когда же митрополит Никодим, посетив св. Гору, выехал с Афона, лампада по-прежнему стала спокойно гореть…

Вот так знамение Божие показало, каков, Никодим. Он – враг Божий!

(Свидетельство жителей этих двух св. мест)

13. Встреча иностранных туристов с епископом Никодимом.

(Многие свидетели)

14. Епископ Краснодара.

У священников церкви г. Лабинска, Краснодарского края, между собой нелады. Молодой священник ведёт кампанию против старого. Приход разделился. Одни на стороне молодого, другие на стороне старого. Большинство двадцатки держат сторону молодого. В сутолоке взаимных упрёков и обвинений дело дошло до того, что большинство двадцатки обвинило сторонника старого священника, из числа их, в растрате церковных денег. Но этот человек не имеет никакого отношения к церковной кассе.

Онеправданный, собрав несколько сот подписей прихожан, едет в Краснодар к епархиальному архиерею жаловаться на неправду, творящуюся в приходе. Он берет с собою, как свидетелей, двух мужчин.

Прибыли в Краснодар. Нашли архиерейский дом. Входят. В приёмной сидит за столом молодой человек, секретарь.

– Здравствуйте. Мы к архиерею.

– А по какому делу? – спросил секретарь.

и спрашивает:

– А кто из Вас пойдет к архиерею?

– Как кто? Мы все для того и прибыли, чтобы пойти вместе и разъяснить всё дело всесторонне!

– Нет! – отвечает секретарь. – К архиерею может пойти только один из Вас.

– Но почему?! Мы хотели бы все сообща объяснить…

– Нет! Такое правило, только один может зайти… Кто пойдёт? Ясно, что пришлось идти тому, кто больше всех заинтересован. Он и назвался.

– Входите! – указал он рукою на дверь.

– Что Вам угодно?

– Да я к архиерею…

– Говорите, пожалуйста!

– Нет, я к архиерею, – пояснил он.

– Ну, а я – кто?! Говорите, в чем дело!

(Сообщил житель Лабинска)

И вот один коренной житель столицы, – в дореволюционное время окончивший юридический факультет МГУ, во время великой войны – офицер, а в советское время – священник, рукоположенный лично Патриархом Тихоном, – передаёт мнение одного высшего московского партийца.

На это он ответил:

Сказано ясно. И в особенных комментариях сказанное не нуждается.

(Свидетельство московского священника)

И, тем не менее, известное пояснение стоит привести. Это – показания перебежчика, – бывшего чекиста Растворова, на допросе Подкомиссии Американского Конгресса от 12 апреля 1956 года.

 говорит: Генерал-майор Карпов был начальником т. н. религиозного отдела в Штабе НКВД. Одновременно он занимал пост Председателя религиозного Комитета при Совете Министров СССР…

 Получил ли он положение Председателя религиозного Комитета в связи со своей службой в НКВД?

 Да.

 Хорошо. Теперь не можете ли Вы подробно обрисовать функции той определённой роли, которую он исполнял?

оно не только руководит деятельностью Православной Церкви, но и посылает в неё агентов МВД.

 Вы говорите, что в Церковь проникают агенты МВД?

 Да. Я думаю, что стоит отметить, что в конце второй войны, когда…

 Войны?

много людей из Штаба МВД были посланы в эти семинарии в качестве студентов.

 Были ли они посланы как студенты или для наблюдения за студентами?

(Стенографический протокол. Американский Сенат. Апреля 12-го, 1956 г. стр. 780-781. Протопресвитер Георгий Граббе. Правда о Русской Церкви на Родине и Зарубежом, Джорданвилль, 1961, с. 163-164).

Приведённые сведения Американского Сената не отражены в настоящей работе.

 этот бедный народ и думает свою думу.

(Рассказ очевидца. Май 1955 года)

В ту пору в Западной Украине было неспокойно. Советских солдат и офицеров население уничтожало, если находило удобный случай. Поэтому солдаты и офицеры ходили группами и не были безоружны.

– Какой развязный поп! – мелькнуло у сидящих.

– А теперь иди к себе домой. Я сам всё сделаю.

И он начал свой рассказ.

Но от Вас зависит Ваше будущее!..

я – такой приветливый, такой ласковый, что и сам себе дивлюсь, – откуда это у меня? Но народ еще сторонится, не доверяет. Однако, все же начал уже ходить в церковь. Какой-то появился хор.

Начинаю понемногу говорить народу с амвона. О празднике расскажу, о том или другом святом, – слушают. Иная женщина, смотрю, и глаза утирает. Дальше – больше, больше:

– Ну, что ж, власть у нас безбожная! Но кого винить за это?.. Ведь каждый народ достоин той власти, которая им управляет… Если власть у нас плохая, то не потому ли, что и мы нехорошие… Ведь, смотрите, что кругом творится! (Привожу всем известные отрицательные примеры). Будем каяться и молиться, чтобы Господь послал нам власть по душе нашей, чтобы это поняла власть и стала верующей…

Вижу, что довольны, остались проповедью. А дальше – больше. Уже подхожу к повседневной жизни. Выхожу на амвон и начинаю примерно так:

, – говорит Апостол, – от Бога. Но власть-то эта – безбожная. Не верит в Бога, заставляет и нас работать в праздники. Отказаться от работы, беда от власти. Работать в праздник, нарушить закон Божий, – большая беда – от Бога!.. Попробовать, что ли передвинуть церковную службу на более ранний час?! Чтобы и на работе побывать и Богу помолиться!..

те священники, униаты, куда-то делись. И никто не знает, куда?! Полковник, улыбаясь, спросил:

– Ну, а духовный сан у Вас какой-нибудь есть?

Как раз об этом я и хотел рассказать товарищам полковникам. Я надеюсь, Вы им всё это перескажете.

– Да, безусловно. Это ведь так интересно и мудро разыграно!

– Да, да! Забавная история…

(Рассказали жители Апшеронска)

Очевидно, этот офицер скрыл в рассказе, что его специальность в армии была по линии МВД.

– Вы что и лысого во святых признали?

– Да ты что? Такого богохульства ты не произноси!

– Да что ты говоришь?! Где? Где повесили?

И кто делает? Волк в овечьей шкуре… Мы кланяемся, а оно вон что…

– Вы кончили?.. А теперь, разрешите, я Вам отвечу… Если я и ошибся, то не очень… Я ведь не повесил портрет в самом храме…

– А разве это не храм?!

– Позвольте! Я ведь не мешал, не перебивал Вас? Так и Вы дайте мне говорить… Давайте разберемся, почему я повесил портрет Владимира Ильича Ленина рядом с иконою Святителя Николая? Да потому, что у этих двух людей, живших в разное, несхожее время, есть большое сходство. Почему мы чтим Святителя Николая? Да потому, что он спас от смерти нескольких человек. И мы правильно делаем, что чтим его! А Владимир Ильич спас не два или три человека, как Святитель Николай, а миллионы людей! Не должны ли и мы, с тем большим основанием, воздать почитание Владимиру Ильичу?! Я вас понимаю: вы согласны чтить святого Николая, но не согласны чтить Владимира Ильича! Так или нет?

– Но и мы чтим Ленина, но по-иному! Не как святого…

– Иному не должно быть места…

несправедливо!

(Жители города Исиль-Куля)

При этих словах он быстро вошёл в алтарь и вынес оттуда напрестольное Евангелие. Положил его на стул, раскрыл и сел на него…

– Ну, как, по-вашему, есть Бог или нет… Вот, видите, если бы Бог был и Евангелие от Него, то разве можно было бы так кощунствовать, как я это сделал. Меня бы не было, по крайней мере, в живых. А я – жив и здоров!.. Вот вам и доказательство…

– А мы будем жаловаться на Вас епископу. И самому Патриарху!

– И что они вам ответят?! Жалуйтесь кому угодно. Мне от Вашей жалобы ни холодно, ни жарко… Время Ваше прошло. Песенка ваша уже спета! Религия на земле доживает последние дни…

сам Вольтер, умирая, умолял своих ближайших последователей призвать к нему священника, чтобы принять его исповедь. Но приближённые отказались это сделать! Подобный случай кончины был и у Льва Толстого… Но дай Бог, чтобы Вы покаялись в том, что только что говорили и делали, в хуле на Духа Святого и в страшном кощунстве над Святым Евангелием!

где же тот старичок, что только что говорил?

– Вышел наверно!

– Жаль, жаль, я хотел бы с ним поговорить!

– Ушёл!

– И правильно сделал! – заметил кто-то.

(Случай этот произошёл в 1958 году и передан очевидцами)

5. Криворожский отец Константин.

Прекрасную характеристику давали этому священнику церковники:

– Обходительный батюшка! А сколько он милостыни бедным подаёт. А если заговорит на проповеди, заслушаешься. Прямо Златоуст, и слёз не удержать!

Но те, что не посещают открытых церквей, свидетельствуют о нём совсем иное. Собралось несколько старушек на кладбище. Были Троицыны дни. А с ними и один юноша. Читают религиозного содержания книгу. Все напряжённо слушают… Вдруг появляется отец Константин. Все женщины к нему под благословение:

– О, да здесь очень интересную, духовную книгу читают. А я слушаю чтение и беседу и запоминаю…

– Да ты что, очумел? – в Бога веруешь?! Ты же не бабка какая-нибудь, чтобы в дьявола и Бога веровать!

(Свидетельство жителей Кривого Рога)

 Единственный голос, очевидно, заранее подготовленный, ответил, как отвечают дети в школе:

– Это – Владимир Ильич Ленин!

так надо любить и того, кто изображён на ней!

(Сообщили жители Кривого Рога)

 – так говорят обычно подлинно ненормальные люди.

и они над ним подтрунивали. Он всё терпел. А как-то подошёл к ним и начал говорить?

товарищи!

(Рабочий из Кривого Рога)

– Я же не предполагал!

– Но, простите меня. Ведь я и подумать о том, что Вы сейчас мне сказали, никогда бы не мог!.. Ой, Вы мне задали такую баню… Простите! Извините, пожалуйста!

– Разговор на эту тему исчерпан! Я понимаю, что Вы этого не знали. Впредь будьте осторожней… То, что я Вам сказал, должно остаться между нами.

(Сообщил в тюрьме учитель села)

9. Разговор мужа с женою о крещении ребенка.

 супруга прекрасно знает. Но, в данном случае, язык мужа очень убедителен и наглядно конкретен:

– Так ты твёрдо решила крестить ребенка?

– Да, конечно!

– Ну, это твоё дело! Только бы я внёс в это предприятие некоторую коррекцию или рационализацию.

– Пожалуйста. Я слушаю.

 А крестить нашего младенца я смогу с тем же сакраментальным эффектом, что и он… Ну, скажи теперь: что – убедил я тебя?

(Сообщила мать)

10. Пьют водку в алтаре.

Сообщение об этом ужасающем для верующего сознания кощунстве принадлежит одному протоиерею, который только что отбыл срок в лагерях.

– А, отец протоиерей, сколько лет, сколько зим! Пожалуйте к столу…

– Что Вы?! Что Вы?! – ответил испуганный протоиерей. – Да разве можно?.. Здесь… в алтаре?! Но бывший дьякон, заметно подвыпивший, перебил его:

 А то, что было, прошлое, да его просто нет!.. Садись, отец протоиерей, садись сюда…

Но отец протоиерей, сам не свой, поражённый ужасом, покинул алтарь и храм, подумав:

– Господи, какая ужасная перемена!

Он вспомнил то время, когда иерархом-предстоятелем здесь был великолепный, в духовном смысле, Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов). С каким священным благоговейным трепетом входили в алтарь все священнослужители. Казалось бы, совсем недавно…

 (Мф. 24, 15-16).

– Да, да! – сказал он сам себе. И в уме его появились иные пророческие слова Христа Спасителя:

 (Лук. 13, 35).

(Пересказал иеромонах)

Пожилой человек или дедушка, как его называли везде, посетил бывший Питер. Побывал в обращённых в атеистические музеи соборах Казанском и Исаакиевском. Пускают туда только по билетам. Народу идет много. Конечно, не как в музей, а как в бывший храм. Не ради убогих атеистических выпадов. А ради того, чтоб увидеть своими глазами свидетельство прошлого о величии бедствующей ныне России.

Значит, можно пролезть! – подумал он.

: очень хороший. Все к нему едут?..

Подумал он и, повернувшись к ним, спросил:

– можно ли здесь в этом мусоре найти кусочек золота?

Женщины, видимо, никак не ожидали такого вопроса. Думали, что у них спрашивают обычное: как куда-то пройти? А оказалось совсем иное:

– Дедушка, да что Вы? Никогда, конечно!

скрылись!

– О, Апокалипсис?! Что Вы?.. Наши батюшки нам говорят, что этой книги нельзя и читать…. Она ведь – контрреволюционная!

– Ну, да!

(Апок. 2, 9)…

– Простите! Мне давно пора идти…

Сказав это, старец быстро начал выходить из ограды. А женщины – будто спохватились, начали звать его:

– Дедушка, дедушка! Да куда Вы?! Да хоть скажите Ваше святое имя! Но старец не повернулся к ним. Только отойдя, он несколько раз оглянулся, чтобы увериться: не идёт ли кто за ним?

(Из уст самого дедушки)

обязанность.

 (типа священников Исиль-Куля, Кривого Рога, Гудаут и т. д.).

– православной, как подчинившаяся и подчиняющаяся беспрекословно гражданскому руководству, к тому же, официально безбожному и богоборному – руководству антихристианской советской власти.

признает себя безбожниками и отречётся от веры и сана. Очевидно, такую развязку предвидит и советская власть, давая каждому оканчивающему духовную академию вторую специальность – бухгалтера.

И мы убираем из неё то, что нам надо. В первую очередь – её священнослужителей и возможных руководителей …

При этом инспектор рассказал, с какими трудностями ему приходится встречаться:

Обращаю Ваше внимание: как испортили родители жизнь этой девочки. Это уже – надо считать – на всю жизнь. Сколько сил надо потратить на неё, чтобы вывести из неё дурман веры в то, чего нет, что не существует! А ведь кому-то в будущем придётся ей заняться. Хотелось бы пожелать, чтобы это произошло как можно безболезненней…

И вот представьте себе: все взрослые мне верят, сердечно принимают, но только не она. Она не верит мне, никак не доверяет. Я это чувствую и вижу по ней. Она смотрит на меня волчонком. Просто какая-то загадка. Как уж я не старался, ничего не получается. Не принимает меня. Прямо какое-то ясновидение. Что у детей и бывает, но потом, с возрастом, проходит… Вот какие бывают задачи и трудности. Можно было бы решить это административным путем. Но это травма на всю жизнь…

Ещё он рассказывал:

кого не спрашивал, никто точно не знает, кто он?..

потом узнаём, что собор уже состоялся. Но только в другом месте. А мы на него уже не смогли попасть!

– что в Катакомбной Церкви есть единое руководство. Но как оно организовано и где находится, – как мы ни бьёмся, – понять не можем!

(Сообщила собеседница в поезде)

 (2 Фесс. 2, 3 и 2, 7).

 без малого не сказано о них, что они играют только роль.

Максимом:

Ведь неслучайно он же приоткрыл сокрытое:

 (Лк. 16, 26).

Лик мученической Церкви Российской

О наступлении времён кровавого гонения антихристова на Церковь Христову России было предвозвещено более, чем за столетие сосудами благодати Божией. За откровением 1866 года, показывающим моление народа в пещере и произнесёнными громовыми словами над молящимися:

Иерархия Российской Православной Церкви

1. Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея России, исповедник и мученик.

Вот свидетельство, говорящее в пользу иного часа смерти, да и всех обстоятельств, касающихся последних дней жизни Патриарха Тихона.

Но начнем по порядку.

Но через три неполных месяца Патриарха не стало. Это произошло следующим образом. Всё началось накануне праздника Благовещения. Святейший уже собирался отправиться в храм, как вошел Тверской митрополит Серафим (Александров) и, взглянув на Патриарха, сказал озабоченно:

– Что с Вами, Ваше Святейшество! У Вас плохой вид…

 Он получил их от двух келейников Патриарха Тихона, которых знал лично ещё прежде. Они ему передали эти сведения как близкому человеку. Автору этих строк приходилось читать автобиографию Владыки Петра в рукописи, которую он диктовал, уже, будучи слепым. В автобиографии указываются и имена этих келейников. Одно имя помнится – Стратон, а другое забыто. Быть может, есть и Константин. Но имена эти со временем могут быть восстановлены…

– Вот правительственная точка зрения на причины смерти Патриарха Тихона. События происходили так-то… Вы обязуетесь, под страхом смерти, поддерживать эту версию. Ваша роль такая-то… При несоблюдении этих условий… Всякое нарушение Вами вашего обещания хранить тайну… Вам это должно быть понятно… Высшая мера! Подпишите Ваше обязательство советской власти!

голодом…)

Плагиат доказан. Нет никакого сомнения в том, кто его состряпал, – советская сторона, Евгений Александрович Тучков и его чекисты.

Патриарх Тихон.

Донской монастырь.

Святый священномучениче, святителю Христов Тихоне, моли Бога о нас!

2. Митрополит Киевский Владимир.

самочиние!…

 были переведены на украинский язык как:

Итак, священномученик Владимир, митрополит Киевский, 25 января 1918 года первым пал на своём архипастырском посту как защитник чистоты православия.

Святый священномучениче, святителю Христов Владимире, моли Бога о нас!

3. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский.

Господь Иисус Христос не есть Бог, а только одарённый человек…

 И так далее, прочие пункты в том же еретическом духе.

 того со дня на день ждал, со стороны советской власти, арест, тюрьма.

Мудрый иерарх на это ответил:

По окончании литургии митрополит Вениамин, обращаясь к народу, сказал:

и я!

К десяти часам утра уже начал сходиться народ. Все пожелавшие присутствовать на этом собрании расписывались в тетрадях. Собралось около 12 000 народу и священства от каждого петроградского храма.

Об этом свидетельствует вся Библия. Все пророки писали об этом. И мы всё это признаём… Но Иисус Христос, конечно, не Бог. Он просто очень умный человек… И посудите сами, как может быть Девою та, которая ЕГО родила. Раз она родила, то уже не может быть и Девою…

Церковь!…

Когда он это сказал, весь народ закричал:

Деву!…

– Мы не признаём никаких святых и никаких мощей… Не признаём и монашества; мужчина не может быть без женщины, а женщина – без мужчины… Архиереи должны иметь жён… Священник вдовый может жениться и второй и третий раз…

– Хотя Введенский и сказал, что Иисус Христос не Бог, а умный человек, а Матерь Божия – не Дева!.. Я не согласен с ним. Я признаю, что Иисус Христос – Сын Божий, а Матерь Божия – Дева… Но крещение, брак, святые мощи, монашество, – я не признаю!..

Когда он это сказал, народ закричал:

 Председательствовавший митрополит Вениамин поднялся и успокоил народ. А потом он сказал:

 (Деян. 20, – 29-30).

И вот, и я свидетельствую перед вами, – продолжал Митрополит Вениамин, – что эти волки вошли ныне к нам для того, чтобы сделать и здесь своё волчье дело. Вошли они в наших одеждах, но они – не наши… Берегитесь, берегитесь их!.. Я, как архипастырь ваш, сказал вам это…

анафеме!

После этих слов он повернулся к Царским Вратам и произнёс:

Святый священномучениче, святителю Вениамине и иже с ним за Христа пострадавшии, молите Бога о нас!

Так сообщает об этих событиях и о кончине митрополита Вениамина архиепископ Питирим, в схиме – Петр.

4. Местоблюститель Патриаршего Престола, митрополит Крутицкий Пётр.

– У нас сейчас будет заседание Синода, и я Вас прошу удалиться!.. Прошу, прошу!..

А митрополит Петр сделал то, чего, увы, не смог сделать митрополит Сергий. Местоблюститель устоял против всех усилий советской антихристовой власти. За это он был сослан пожизненно в Заполярье, в тягчайшие условия, и там проявил себя таким же до последнего дня жизни.

Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Пётр проявил себя человеком несокрушимой воли и высокого долга святителя Христова и возглавителя Церкви. Его злонамеренно оставили в живых, определив на пожизненную изнуряющую ссылку, чтобы более десяти лет мучить и убивать изо дня в день и, в то же время, оставляя в живых на грани смерти. Мучители добивались того, чтобы его физические силы иссякли, чтобы митрополит сдался, уступил бесчеловечному насилию. Но он, укрепляемый силою благодати Божией, остался непоколебим.

– Ну, и сгниёшь в ссылке! – крикнул гневно он.

На это Местоблюститель митрополит Петр ответил спокойно:

– Сгнию, но со Христом, а не с тобою Иудою-предателем! Да, он гнил и сгнивал более десяти лет в той страшной ссылке, которой наградила антихристова власть этого несокрушимого исповедника и мученика – Местоблюстителя Российского Патриаршего Престола митрополита Петра.

 (Апок. 2, 10). – Воистину, слова эти сказаны и про митрополита Петра.

Священномучениче Святителю Христов, отче Петре, моли Бога о нас!

5. Митрополит Казанский Кирилл и митрополит Петроградский Иосиф.

Поскольку эти два столпа церковных закончили жизнь свою мученически, – в один и тот же час, в одну и ту же минуту, – пролитая ими кровь смешалась вместе. И так как они перед смертью были в одной и той же одиночной камере и духовно были во всём единомысленны, – то и мы их ставим вместе. О мученической и одновременной кончине их ни в подсоветской России, ни за рубежом, очевидно, никто не знает.

— Кто вы? И откуда? И кто вам дал это право — распоряжаться нашими умами, нашими душами и телами? Кто вам дал право лишать нас всякой свободы, заключать нас в тюрьмы, в лагеря, отправлять в ссылки? Кто вам дал это право?!

И я дал клятву, принёс присягу быть верным на своём епископском посту Церкви Христовой, которая уже существует на земле около двух тысяч лет. Я дал присягу, что буду зорко следить за всем, что совершается как в Церкви, так и около Неё, что буду содействовать всеми силами тому, что Ей полезно и, напротив того, буду пресекать, насколько это в моих возможностях, всё вредное…

 (Откр. 6,8).

Так примерно говорил этот боговдохновенный муж!

Вообще, митрополит Кирилл всегда говорил прямо, смело и открыто. Недаром один из следователей, допрашивавший святителя, выразился о нём так:

– Вот митрополит Кирилл был у нас… Хотя и заплатил за это своею кровью, но остался тем, чем был! А Вы что?!

 (Лк. 21, 15).

– Если нам понадобится убрать какого-либо архиерея, Вы должны нам помочь в этом.

– Да, если архиерей окажется виновным в каком-либо церковном преступлении… В противном случае, я ему скажу прямо, что этого требуют от меня власти, и что я не имею против него ничего.

– Нет! – ответил Тучков. – Вы должны подыскать подходящий повод и убрать его как бы по Вашей инициативе. На это святитель ответил:

– Евгений Александрович, Вы не пушка, а я не бомба, которой Вы хотите взорвать изнутри нашу Церковь!

После отказа митрополита Кирилла, такое же предложение получил и митрополит Агафангел, но и он отказался. И только митрополит Сергий принял на себя эту бесчестную и ужасную роль – быть в Церкви тайным орудием в руках ГПУ.

Митрополит Иосиф рассказывал, в каких условиях ему приходилось жить. Ему властью было отказано жить в условиях человеческих, а только с животными, со свиньями. Его ложе, голые доски, отделялось несколькими жердями от свиней. Грязь, нечистота и воздух, отравленный миазмами. Летом невыносимая жара, зимою мороз до пятидесяти градусов.

Однажды, змея, держась хвостом за плетень потолка, свесилась над самой его головой. И долго висела… Так заплатил митрополит Иосиф за отказ признать ставленника советской власти – митрополита Сергия. Однако, исповедника Христова эти невыносимые условия не сломили, потому что благодать Божия давала силы немощному естеству. Но и коренное население Казахстана, казахи, видя такие страдания безвинных жертв богоборства, переходило на их сторону и требовало для страдальцев сносных условий. И, наконец, сама безчеловечная власть поняла, что ей самой невыгодно держать в подобных условиях митрополита Иосифа. Сломить его нельзя, – он это доказал! Но эта жестокость власти давала благоприятную почву для сильнейшей антисоветской агитации. И к концу жизни своей митрополит Иосиф получил несколько иные условия. Его перевели жить в более нормальные условия города Чимкента.

Божиею, снабдил его жилище клавикордом, родом органа, и это дало возможность для Владыки, большого музыканта, петь вместе с этим инструментом дивные песнопения православного богослужения.

как и волосы, иначе его сразу арестовали бы ещё на улице, так как за ним следили, и он не имел права выезда… Он лично говорил, что Патриарх Тихон предложил, немедленно по своём избрании, назначить его своим первым заместителем. Почему-то в истории церковного заместительства об этом ещё нигде не упоминается… Он признавал, как законного главу Церкви, Митрополита Петра Крутицкого и вплоть до последнего ареста в сентябре 1937 года имел с ним тайные сношения, когда везде уже ходили слухи, что Митрополит Пётр умер…

 И это не было от следователей-чекистов скрыто.

 Это, несомненно, сказано о Митрополите Иосифе, который выделялся своим огромным ростом…

Вечная память!

Святители Христовы и священномученицы Кирилле и Иосифе, и вси мученицы, иже с ними, молите Бога прилежно о нас!

Митрополит Казанский Кирилл принял мученическую смерть за Христа в возрасте 74 лет, а митрополит Петроградский Иосиф – 65 лет.

6. Митрополит Ярославский Агафангел.

Митрополит Ярославский Агафангел был старейшим иерархом Российской Православной Церкви и не только по возрасту, но и по епископскому рукоположению. Поместным Собором он был избран постоянным членом Св. Синода при Патриархе Тихоне. Собором же было предоставлено право Святейшему Тихону, на случай чрезвычайных событий, наметить трёх Местоблюстителей, имена которых предполагалось хранить в тайне. И вторым Местоблюстителем был намечен Патриархом Митрополит Агафангел. А первым и третьим были избраны Митрополит Кирилл Казанский и Митрополит Крутицкий Пётр.

правящий архиерей будет управлять свой епархией самостоятельно, по совести и присяге архиерейской. И лишь в недоуменных случаях обращаться к его, Митрополита Агафангела, смирению. За это он был вторично арестован, после ареста Патриарха в 1922 году (а первый раз – в 1919 году) и отправлен в ссылку. Видимо, советской власти была нужна централизованная Церковь!

Как передают посетившие митрополита Агафангела в этот период (1927-28 годы), физическое состояние его было ужасным. Истощённый следствиями, тюрьмами, ссылками и переживаниями в связи с отношением к нему заместителя Местоблюстителя, Митрополит потерял способность ясно говорить и производил впечатление затравленного и жалкого.

Если был бы собственноручный ответ, то можно было бы судить, кто писал. А такой ответ, в условиях СССР, никак не убедителен. Если в отношении Патриарха Тихона НКВД совершало подлоги и подделки, то в отношении больного Митрополита тем более…

Через четыре месяца митрополит Агафангел скончался в возрасте 74-х лет.

Вечная память исповеднику Христову!

Святый священноисповедниче Агафангеле, моли Бога о нас!

7. Архиепископ Угличский Серафим.

Серафим, архиепископ Угличский, ещё молодым был направлен Синодом, как начинающий миссионер, в Америку в распоряжение епископа Тихона, будущего Патриарха Московского. Епископ Тихон, впоследствии переведённый в Ярославль, вызвал из Америки о. Серафима себе в помощь.

В 1920 году Патриарх Тихон рукоположил архимандрита Серафима во епископа Угличского. В 1924-м году Святейший возвёл преосвященного Серафима в архиепископы.

После ареста Заместителя Местоблюстителя митрополита Иосифа в эту должность вступил архиепископ Серафим, но удержался в ней около четырёх месяцев. Сам архиепископ понимал из опыта предшественников по заместительству Местоблюстителей Патриаршего Престола, что и он лично обречён, как и выбранный им его преемник. Поэтому, вступив в декабре 1926 года в обязанности Заместителя, он не намечал никого себе в преемники. И на допросах в Московском ГПУ ему задавали вопрос:

– Кто же возглавит Церковь, если Вас не выпустят? На это он мудро отвечал:

– Сам Господь Иисус Христос!

– Все ведь у вас оставляли заместителей: и Тихон Патриарх, и Пётр Митрополит?

– Ну, а я на Господа Бога оставил Церковь…

– Я не считаю себя в праве решать такие принципиальные вопросы без старших иерархов!

Удивлённое такими ответами архиепископа Серафима, ГПУ выпустило его и отправило в Углич.

Своей декларацией и основанной на ней церковной политике Вы силитесь ввести нас в такую область, в которой мы уже лишаемся этой надежды {на всесильную помощь Божию!), ибо отводите нас от служения истине, а лжи Бог не помогает.

Дорогой Владыко… С какой радостью я передал Вам свои права заместительства, веря, что Ваша мудрость и опытность будут содействовать Вам в управлении Церковью.

Что же случилось?.. Неужели это роковое бесповоротно… Неужели Вы не найдёте мужества сознаться в своём заблуждении, в своей роковой ошибке – издании Вашей декларации 16/29 июля 1927 года?.. Вы писали мне и искренне верили, что избранный Вами путь принесёт мир Церкви… и что же Вы видите и слышите теперь? Страшный стон несётся со всех концов России… Вы обещали вырывать по 2, по 3 страдальца и возвращать их обществу верных, а смотрите, как много появилось новых страдальцев, которых страдания ещё усугубились при сознании, что эти страдания есть следствие Вашей новой церковной политики… Неужели этот стон страдальцев с берегов Оби и Енисея, с далёких берегов Белого моря, от пустынь закаспийских, с горных хребтов Туркестана – не доносится до Вашего сердца?..

Мне ли юнейшему сравнительно с Вами писать эти строки, мне ли поучать многоопытного и многоучёного Святителя Церкви Российской, но голос моей совести понуждает меня снова и снова тревожить Ваше широкое и доброе сердце… Проявите мужество, сознайтесь в своей роковой ошибке и, если невозможно Вам издать новую декларацию, то для блага мира церковного передайте власть и права заместительства другому.

Я имею право писать Вам эти строки и делать это предложение, ибо многие теперь укоряют меня, что я поспешно и безоговорочно передал Вам права заместительства…

Местоблюстителя.

Святый священноисповедниче, отче святителю Серафиме, моли Бога о нас!

Если бы он дожил до 1935 года, то ему было бы пятьдесят лет.

8. Архиепископ Гдовский Димитрий (Любимов).

Родился он в 1857 году. Получил высшее духовное образование, окончив СПб Духовную Академию. Прежде чем стать епископом, был многие годы настоятелем одной из церквей Петрограда.

В 1925 году рукоположен во епископа Гдовского, викария Петроградской епархии. Предвидя свой арест, Заместитель Местоблюстителя митрополит Иосиф возвёл его в сан архиепископа и оставил после себя по Петроградской епархии своим заместителем.

Архиепископ Димитрий был очень стойкий, бесстрашный иерарх. Как заместитель Митрополита Иосифа, он объединял многие тайные церкви. Здесь мы приведём одно из его писем, очевидно, ещё не опубликованное, московскому священнику Александру Сидорову, – ответ на донесение последнего о попытках м. Сергия запугать отошедших и не признающих его священников:

Да поможет Вам Господь пребывать в мире, единодушии и единомыслии, в твёрдом исповедании чистоты и в истине православной веры, с любовию во всём, помогая, друг другу.

Не смущайтесь никакими прещениями, которые готовят Вам отступники от веры Христовой. Никакие запрещение или извержение Вас из сана митрополитом Сергием, его Синодом или (его) епископами для Вас недействительны. Доколе останется хоть один твёрдо-православный епископ, имейте общение с таковым. Если же Господь попустит, и Вы останетесь без епископа, да будет Дух истины, Дух Святый, со всеми Вами, Который научит Вас решать все вопросы, могущие встретиться на Вашем пути, в духе истинного православия.

Где бы я ни был, моя любовь и моё благословение будет с Вами и с Вашей паствой.

епископ Гдовский.

В 1929 году архиепископ Димитрий был арестован советскими властями за непризнание Митрополита Сергия. В 1930 году он находился в тюрьме Ленинграда.

года..

Святый священномучениче, святителю отче Димитрие, моли Бога о нас!

9. Архиепископ Уфимский Андрей (князь Ухтомский).

Архиепископ Андрей – один из очень известных катакомбных иерархов. Принадлежа к дореволюционному епископату, Владыка Андрей в 1917 году был кандидатом на Петроградскую кафедру. Но большинство оказалось на стороне второго кандидата – митрополита Вениамина… По поручению Патриарха Тихона Владыка Андрей рукоположил в сан епископа архимандрита Питирима (Ладыгина). Через его же руки прошло и рукоположение, совершённое в строжайшей тайне двумя ссыльными епископами, отца Валентина Войно-Ясенецкого, профессора и доктора медицины, в сан епископа под именем Луки, нарочито выбранного Владыкой архиепископом Андреем.

Архиепископ Андрей был расстрелян в Ярославском изоляторе. Об этом расстреле ходит живое предание, в связи с чудесным знамением, бывшим при этом. Перед расстрелом Архиепископ попросил разрешения помолиться. Палачи дали несколько минут осуждённому. Владыка стал на колени. И как бы облако покрыло его, и он исчез из вида. Исполнители казни так растерялись, что совершенно не знали, что и делать. Убежать он не имел возможности и в то же время его не было… И только примерно через час святитель оказался стоящим на коленях в пламенной молитве на прежнем месте, как бы покрытый светлым облаком, которое быстро рассеялось. Убийцы были рады, что жертва перед ними, что им не придется отвечать за исчезновение, и они поторопились привести в исполнение приговор…

Святый священномучениче, святителю отче Андрее, моли Бога о нас!

10. Схи-епископ Пётр (Ладыгин), в прошлом – архиепископ Питирим.

 (с. 225).

Вечная память!

Святый священноисповедниче, святителю отче Петре, моли Бога о нас!

11. Епископ Глазовский Виктор (Островидов), викарий Вятской епархии.

иеромонах, был в Иерусалимской духовной миссии. По возвращении в Россию состоял Наместником столичной Александро-Невской Лавры. Хорошо знал митрополита Сергия, как и митрополит, знал его, поскольку в своё время был ректором СПб Духовной Академии. Но епископ Виктор ещё в 1911 году официально высказывался о митрополите Сергие как о иерархе, могущем принести Церкви потрясения:

(Из письма другу, еп. Уржумскому Авраамию Дернову).

Но в вопросах веры и благочестия, как уже сказано, был непоколебимо твёрд, не принимал совершенно никаких компромиссов. И поэтому первый изо всей иерархии Российской Церкви выступил с обличениями против митрополита Сергия.

Погиб он в безвестности, где-то в Соловках, на Май-Губе, примерно в 1934 году.

Вечная память!

Святый священноисповедниче, а возможно и мученице, святителю отче Викторе, моли Бога о нас!

12. Епископ Серпуховской Максим (Жижиленко).

О нём уже было говорено прежде в связи с деятельностью Святейшего Патриарха Тихона, интимным другом которого стал будущий епископ Максим, а в ту пору доктор медицинских наук и профессор Михаил Александрович Жижиленко. Святейший в беседах с ним пришёл к заключению, что:

Епископ Катакомбной Церкви Преосвященный Максим, заранее прощаясь в Соловках с близким человеком, просил всех молиться о нём после его смерти. Он в возрасте 46 лет был расстрелян в Москве 6 июля 1931 года, или 23 июня ст. ст., в день Чудотворныя иконы Владимирская и в канун Рождества Предтечи Господня Иоанна.

Святый священномучениче, святителю отче Максиме, моли Бога о нас!

13. Епископ Глуховский Дамаскин Цедрик), викарий Черниговской епархии.

. Красноярске и других местах. В конце 1926 года имел встречу с митрополитом Кириллом, после чего они остались на всю жизнь единомысленными, связанными искренней любовию друзьями, и поддерживали деловую связь перепиской.

– писал он.

Освобождённый из ссылки, он, проезжая через Москву в декабре 1928 г., имел продолжительную беседу с митрополитом Сергием, после которой окончательно порывает с ним всякую связь.

В 1929 году Вл. Дамаскину удаётся снестись с Местоблюстителем Митрополитом Петром через верного человека, доставившего послание епископа Дамаскина и другие материалы на остров Хэ.

В 1935 году он был арестован в Казахстане и отправлен в Сибирь… По одним сведениям он, спасая на этапе от гибели священника, одетого в подрясник, снял с себя рясу со словами:

 (Лк. 3, 11),

по другим данным он погиб в тюремном лазарете от гангрены отмороженных ног…

Праведник этот жил на земле около пятидесяти лет.

Святый священноисповедниче, святителю отче Дамаскине, моли Бога о нас!

14. Епископ Красноярский Амфилохий (Скворцов).

Родился он в 1885 году. Окончил Духовную Семинарию и Академию в Казани. Избрал для себя специальность – православное миссионерство. Блестяще защитил кандидатскую диссертацию на миссионерскую тему. Специализировался по изучению монгольского языка и ламаизма. Назначен преподавателем Казанской Духовной Академии по кафедре монгольского языка и обличения ламаизма.

В 1922 году рукоположен в сан епископа, викария Уфимского.

Боролся с обновленчеством, его приглашали обновленцы в проектируемую комиссию по примирению обновленчества с православием. Он ответил им резким письмом:

Был епископом Донским и Новочеркасским, а затем, с 1929 года, стал Енисейским и Красноярским.

В 1934 году, как сообщает протопресвитер Михаил Польский, был известен по всей Сибири, как бесстрашный обличитель деяний митрополита Сергия. Пользовался всеобщей народной любовью. Произносил такие смелые проповеди против безбожия и богоборства власти, что народ ждал ареста владыки Амфилохия каждую минуту. И одна женщина воскликнула на самой проповеди:

Он здесь же ответил ей:

Крайне мужественный и самоотверженный был иерарх… Он арестован в сороковые годы. Бесследно исчез в лагерях, как и многие прежде и после него. Но верующий народ его не забыл, всё ждет до сих пор его возвращения.

Святый священноисповедниче, а может быть и мучениче, святителю отче Амфилохие, моли Бога о нас!

15. Епископ Козловский Алексий (Буй), управляющий Воронежской епархией.

 и т. п. См. Кирилл, прав. 1, Ап. пр. 34).

Своими противными духу Православия деяниями Митрополит Сергий отторгнул себя от единства со Святой Соборной и Апостольской Церковью и утратил право предстоятельства Русской Церкви.

И далее Преосвященный епископ Алексий говорит в послании:

осудили деяния Сергия и лишили его общения с собою…

Алексий.

Печать. Январь 9/22 дня 1928 года.

При этом припоминаются слова, сказанные Преосвященным епископом Максимом, священномучеником, в Соловецком концлагере, незадолго до его мученической кончины:

 (Откр. 2,10).

Святый священноисповедниче, святителю отче Алексие, моли Бога о нас!

16. Епископ Ижевский Синезий (Зарубин).

Рукоположен он во епископа в 1926 году, назначен викарием по епархии Воронежской. В 1928 году становится епископом Ижевским.

 (Лк. 13, 35).

Господь даровал ему дар ясновидения. Но он прикрывал его юродством. Предсказанное сбывалось иногда через много лет. Так одной монахине он дал детские пелёнки. Она возмущалась:

– Что это такое?!

А он ответил:

– Пригодится!

Это символ смерти и места упокоения епископа Катакомбной Церкви!

Святый священноисповедниче, святителю отче Синезие, моли Бога о нас!

17. Епископ Бузулукскний Сергий (Никольский).

– Ну, что, одумались? – спросил надзор. Но ответа не последовало. – Ну, что ж, у нас время есть?! Пока не поздно…

Великомученическая кончина их произошла 3/16 мая 1930 года в городе Оренбурге.

Святые священномученицы, святителю отче Сергие и иже с ним, молите Бога о нас!

18. Епископат Российской Церкви

Приведённые выше имена епископов – только незначительная часть всего состава. И, как говорил хорошо осведомлённый священник в лагере, почти в каждый город России был рукоположен епископ Патриархом Тихоном и того времени епископатом, так что считается, что число всех епископов Российской Православной Церкви приблизительно достигало тысячи архиереев. Несомненно, учитывая и таких, которые были рукоположены тайно.

 и прочие, о которых нет данных, принимать ли их или отвергать и т. п.

Катакомбная Церковь существует!..

Священство мученической Российской Православной Церкви и Её мiряне

1. Смерть первомученика Российского Духовенства о. Иоанна Кочурова

столицы Петрограда, в Царском Селе.

Этот жизнерадостный, открытый, прямой и мужественный пастырь, повстречавшись со столь непривычной толпой крамольных матросов, обратился к ним с вразумляющим словом. Но в ответ на это толпа насильников набросилась на него, избила его до полусмерти и в таком состоянии волочила его, чтобы причинить максимальные страдания, по железнодорожным шпалам.

В этих страданиях первомученик Российского Духовенства и предал свою душу Господу Богу, в Царском Селе в ноябре месяце 1917 года.

На заупокойной литургии, совершённой в Москве Святейшим Патриархом Тихоном по убиенным за веру и Церковь Православную 31 марта/13 апреля 1918 года, имя первомученика протоиерея Иоанна (Кочурова) было помянуто первым после убиенного иерарха – митрополита Киевского Владимира.

Святый священномучениче отче Иоанне, моли Бога о нас!

2. Мученическая смерть отца Петра Скипетрова

Как-то в первые дни революции большой отряд распропагандированных и пьяных матросов и красноармейцев заполнил двор Александро-Невской Лавры. И чекисты потребовали допуска в Собор, чтобы осмотреть серебряную раку с мощами святого Александра Невского.

Вдруг в этот момент, как грозный страж святыни, на паперти храма появляется в епитрахили, с крестом в руках престарелый протоиерей отец Пётр Скипетров. В гневном слове, с одухотворёнными глазами древнего пророка, с гривой седых волос, он пытается предотвратить кощунственное поругание святыни. Но раздается команда, и пули пронизывают тело старца. Чекисты с отрядом шагают через тело убитого и врываются во св. храм. Кто-то из злодеев при этом прикладом размозжил, лежащему с крестом в руках священнику Божию, голову. До вечера залитое кровью тело убитого пастыря лежало не убранным на паперти величественного храма.

Его имя, имя отца протоиерея Петра Скипетрова, было помянуто при заупокойной литургии, совершённой Святейшим Патриархом Тихоном, вторым после митрополита Киевского Владимира и протоиерея Иоанна (Кочурова).

Святым мучениче, отче Петре, моли Бога о нас!

3. Мученическая смерть протоиерея отца Философа Орнатского

Протоиерей отец Философ Орнатский был настоятелем на всю Россию известного Казанского Собора. Настоятель этого Собора был знаменит на весь Петроград как выдающийся оратор-проповедник. После большевицкого переворота власть зорко следила за деятельностью этого священника. А он выступал против неё открыто и небоязненно. Тогда большевики, чтобы запугать этого бесстрашного проповедника, арестовали сперва его двух сыновей, гвардейских офицеров. Но это не остановило пастыря, он продолжал своё беззаветное служение правде Божией в христианской проповеди. Тогда весною 1918 года арестовали и самого старца-протоиерея и посадили в ЧК на улице Гороховой. Внешним поводом к аресту послужило то, что он накануне отслужил панихиду по жертвам красного террора и произнёс глубоко прочувственную проповедь, в которой недвусмысленно указал на власть как виновницу полной разрухи жизни в России.

Этот арест очень взволновал всех верующих Петрограда. Составлены были несколько делегаций для защиты батюшки отца Философа. Делегации не были приняты ЧК. Тогда со всех концов столицы сошлись богомольцы к Казанскому Собору. Образовалась многотысячная толпа народа, готовая защищать знаменитого пастыря. Внушительная процессия, с пением молитв, с преднесением икон и хоругвей, двинулась по Невскому на ул. Гороховую, к зданию ЧК’а. У здания из процессии вышла новая делегация. На сей раз, делегацию чекисты приняли и заверили, что отца Орнатского скоро освободят, что ему ничто не угрожает. Толпа успокоилась, разошлась. Но в ту же самую ночь отца протоиерея Философа Орнатского не стало. Его в эту ночь расстреляли.

У протопресвитера Михаила Польского приведён рассказ шофёра, который возил в Петрограде многих на расстрел, будучи мобилизован. В числе прочих он помнил хорошо, как отвозил на смерть и отца Философа Орнатского:

Из разных тюрем в ту ночь набрали 32 человека. Говорили, что все – бывшие офицеры-монархисты. Были и молодые, были и седые. Один говорил, что он – полковник гвардии и крепко ругал большевиков:

– Погибните вы, как собаки, как бешеные псы. И будет Россия опять, как была, а вы – пропадёте… Конвойные молчат, слушают. А батюшка Орнатский успокаивает полковника и говорит:

 Вот, примите моё пастырское благословение и послушайте святые молитвы. И стал он читать, что полагается, – отходную над умирающим. Читает чётко, твёрдым голосом. Читает и благословляет.

Ночь была тёмная, дождливая. Все арестованные притихли, крестятся. Конвойные отвернулись. Меня жуть берет, и хмель весь вылетел. Долго ехали, а батюшка Орнатский всю дорогу молитвы читал.

Святый мучениче, отче Философе, моли Бога о нас!

4. Жизнь и живоносная смерть синодального миссионера отца протоиерея Иоанна Иоанновича Восторгова

Происходил Иоанн Иоаннович Восторгов из священнического рода. Его отцом был простой, скромный, чрезвычайно мягкий и добрый, застенчивый сельский священник. Умер он очень рано и оставил матушке троих малолетних детей, – двух сыновей и дочь. Старший из сыновей был будущий знаменитый синодальный миссионер, протоиерей Иоанн Иоаннович Восторгов, начавший свою жизнь 20 января 1864 года. Семейство Восторговых жило в одном из сёл Ставропольской губернии, куда при покойном отце переехало из Тульской губернии.

гимназии. Когда же младший брат подрос и занял предложенное ранее место псаломщика, то Иоанн Иоаннович продолжил своё образование на звание учителя русского языка. Но брат умирает от несчастного случая и мать настояла, чтобы Иоанн Иоаннович принял священство. И был он рукоположен в сан иерея в день памяти святого пророка Божия Илии, 20 июля 1887 года и занял место покойного отца в том же селе. Но вскоре молодой батюшка получает перевод в Ставропольскую гимназию на должность преподавателя Закона Божия, а затем на ту же должность в Тифлисскую гимназию и, одновременно, назначается епархиальным миссионером Грузинского Экзархата, в распоряжение Экзарха Грузии – архиепископа Владимира, назначенного в 1892 году, – будущего первомученика Всероссийския Православныя Церкви (25 января 1918 года).

Но отца Иоанна не удовлетворяет миссионерская работа в Грузии. Он изучает язык сирохалдеев-несториан и, по благословению Экзарха Грузии, едет в Персию и начинает очень трудную работу по присоединению к Церкви Православной сиро-халдейских несториан. Упорная борьба его увенчалась через годы успехом. Три несторианских епископа: Мар-Илиа, Map-Иоанн и Мар-Мариан переходят в православие…

Но переведённый на кафедру Московскую в 1898 году бывший Экзарх Грузии архиепископ Владимир приглашает с собою и энергичного пастыря, отца Иоанна Восторгова, на должность епархиального миссионера. Однако, вскоре Святейший Синод назначает отца протоиерея синодальным миссионером, с охватом всей Российской Империи. На этом высоком посту протоиерей отец Иоанн Восторгов пробыл до самой мученической своей кончины (23 августа 1918 года).

и архиереи не ограничивались только совершением богослужений, но являлись подлинными духовными вождями народными, охватывавшими весь быт народа в семейном, общественном и государственном отношении. И здесь протоиерей Иоанн Восторгов действовал в полном согласии со своим каноническим начальством, правящим архиереем, – архиепископом Московским Владимиром.

священников не хватало. В течение одного года их надо было воспитать столько, сколько требовалось. За это дело взялся протоиерей о. Иоанн Восторгов. И блестяще справился с этой, казалось бы, неразрешимой проблемой. Из способных псаломщиков и сельских учителей он подготовил таковых на специальных семинарских курсах. Особенно поразительные результаты были достигнуты учащимися, обучавшимися церковной проповеди по методу о. Иоанна.

и письменное, было обращено, главным образом, к интеллигенции, забывшей о своём служении Отечеству и в угоду Западу подкапавшей все устои Государства Российского…

 И тот, кто всё это видел и умолял, и обличал, во дни революционной бури должен был заплатить за свое слово своею кровию…

 По воскресным дням он служил молебны под открытым небом на Красной Площади, и каждый раз произносил проповедь. Слова его были слышны на стенах Кремля, где всегда стояли на посту чекисты. В самом храме в толпе народа всегда были агенты власти…

Батюшка отец Иоанн готовился к смерти за правду Божию каждый день, каждый час, всякую минуту и был готов, чтоб засвидетельствовать это пролитием своей крови!

расстрелянных было восемь человек:

Епископ Селенгинский, викарий Забайкальский Ефрем (Кузнецов),

Синодальный миссионер, настоятель храма Василия Блаженного, протоиерей Иоанн Восторгов,

ксендз Лютостанский с братом,

Председатель Государственного Совета Иван Григорьевич Щегловитов,

б. министр Внутренних Дел Николай Алексеевич Маклаков,

бывший министр Внутренних Дел А. Н. Хвостов и Сенатор С. П. Белецкий.

Где их расстреляли? Это – неясно. Одно из двух: траншеи-могилы рыли другие заключённые ежедневно или на Ходынском поле, или на Ваганьковском кладбище.

Ведь мученическая смерть батюшки Иоанна Восторгова явилась окончательной проверкой его жизни. Она свидетельствует о его мужественном исповедании глубочайшей веры и твердейшего упования, которому он служил в продолжение всей своей жизни. И умер он так же, как и жил, – доблестной смертью христианина-мученика.

Всё это сплошная ложь. Чекистам, во что бы то ни стало, надо было оклеветать святой мученический подвиг прот. о. Иоанна…

А расстрелять богодухновенного мученика вывели отряд совершенно непонимающих по-русски, китайцев. И китайцы его расстреляли.

Это произошло на братском кладбище 23 августа 1918 года. – Так ушёл о. Иоанн к горячо им любимому первомученику Церкви Российской, митрополиту Владимиру!

Вечная память, вечная память, вечная ему память!

Святии священномученицы, святителю отче Ефреме и отче Иоанне, со всеми сострадавшими с вами, молите Христа Бога о стране Российстей и о нас грешных!

5. Священник отец Тимофей Стрелков (+1918, +1930)

подобно чуду, происшедшему в жизни преподобного Иоанна Дамаскина, у которого была отрублена рука, но Господь послал исцеление и рука приросла…

Случилось это так.

Священник отец Тимофей Порфирьевич Стрелков проживал в селе Михайловке на Урале, в 12 километрах от районного центра Дувана. Этот глубоко верующий священник был младшим братом другого священника – отца Феодора Стрелкова, ушедшего с войсками адмирала Колчака на восток и там, в Харбине, скончавшегося.

Бедная женщина всё плакала и иногда по временам просила отпустить отца Тимофея. Конвоир молчал, а батюшка Тимофей, обращаясь к ней, говорил:

окаянного!.. – И священник заплакал. Навзрыд плакала и матушка.

Не доходя до районного центра Дувана три километра, свернули с дороги в болото, заросшее мелким кустарником и поднялись на холмик. Уже начинало светать. Занимался день Святой Троицы.

Конвоир ехал на коне, впереди перед ним шёл приговорённый к смерти священник. Рядом шла плачущая матушка… Отец Тимофей горячо, со слезами молился, прося укрепить его на предстоящий подвиг мученический. Он смиренно благодарил Господа за такую кончину…

лицо)…

А матушка, придя в Михайловку, рассказала, как отец Тимофей, на её глазах, был зарублен… Снарядили подводу и поехали забирать его труп. Но каково же было их удивление и радостный трепет, от совершившегося над священником невероятного чуда Божия, когда они его нашли живым, всего в крови, но со шрамом вокруг всей шеи, свидетельствующим, что голова была отрублена и несказанным чудом исцелена… Когда была смыта запекшаяся кровь, то под нею оказался вполне заживший свежий шрам вокруг всей шеи в виде как бы ярко красной нити. Никакого процесса воспаления не было. Отец Тимофей показывал всем близким этот шрам, свидетель удара.

 смерть за Христа…

Но и в этот период Господь Бог сотворил ещё чудо в жизни отца Тимофея. Он скрывался, переходя с места на место. Зашёл в один монастырь на Урале. Попросился у отца игумена перебыть временно. Сказал, что он – священник, показал наперстный крест. Настоятель разрешил. Но это заметили со стороны. Явилась комиссия, начали проверять по списку всех жильцов обители.

– Сколько у Вас монахов в обители? – спросил председатель комиссии у Настоятеля.

– Тридцать два! – ответил он.

Поставили столы и начали проверять.

Отец Тимофей, погружённый в молитву, как и все монахи, был тут же. Стоял он рядом со столом, опёршись на печку. Проверили всех:

– Точно, тридцать два. – Вот удивительно!.. – говорила комиссия.

После этого случая отец Тимофей удалился из этих мест и проживал тайно на станции Сим, около Уфы. Здесь он в домашней церкви служил до последнего своего ареста и смерти в 1930 году.

Святый священномучениче, отче Тимофее и иже с ним, ихже имена Ты, Господи, веси, моли Бога о нас!

6. Миссионер протоиерей отец Симеон Могилёв

Отец протоиерей Симеон Николаевич Могилёв, миссионер, родился в 1874 году, расстрелян в 1929 году.

Арестован он был в деревне Болдырёвке, Екатерининского района, Оренбургской области в 1929 году в день Преполовения, в тот момент, когда он обходил с молебнами все дворы села. После ареста его сразу отправили в Оренбург. Здесь он сидел до сентября. Из Оренбурга увезли его 8 сентября 1929 года, в день Рождества Пресвятыя Богородицы. В этот день разрешили народу с ним попрощаться. А народу было много. Во время прощания он говорил верующим:

 Все, все отступили… Что делать? Будем страдать вместе, хотя и по-разному… О, какая была бы для меня радость, если бы я явился пред Господом, и Он спросил бы меня:

– Пастырь, а где твоя паства?

А я повернулся бы к Вам и сказал бы:

нет!…

антихристовой!…

 и я благословляю Вас на этот труд и подвиг духовный…

Так говорил отец Симеон, прощаясь с народом. И дивно то, что никто не помешал ему говорить так…

Ещё пример его строгости.

Был съезд священников в 1928 году. Отца Симеона привезли в санях, уже съезд заседал. Он вошёл, одетый в тулуп, подпоясанный веревкой. И, не раздеваясь, сразу начал говорить:

– Вы изменили Христу Спасителю… Вы – не пастыри. Вы – иуды-предатели…

и все разбежались…

Отец Симеон был широко известен как миссионер!..

– Какой батюшка, какой батюшка! Нам бы хоть еще раз хотелось повидать его…

На это отец Павел ответил:

– Нет, нет. Его уже не увидите. Заберут его… Его возьмут…

 Так было официально сообщено родному брату на его запрос.

На фотографии 1924-25 года изображены: о. Тихон, о. Спиридон, о. Симеон и Егор Никифорович, – все сподобились принять мученичество.

Святии священномученицы, отче Симеоне и иже с ним, молите Бога о нас!

7. Священник отец Иоанн Слободянников (+1918/19 г.).

Отец Иоанн деятельно отдал свою жизнь за жизнь ближнего своего, последуя словам Христа Спасителя. Он, в числе многих, был взят карательным отрядом красных. Каратели выстроили всех приготовленных к расстрелу перед пулемётом. Но в последний момент кому-то пришла мысль, что достаточно будет расстрелять и десятую часть задержанных, чтобы запугать население станицы. Дело происходило в одной из станиц Войска Донского, и сам отец Иоанн был донской казак.

Приказали рассчитаться на-десять. Отцу Иоанну выпал номер рядом с тем молодым казаком, которому приходилось умереть.

 (Иоан. 15, 13). А ты, брат, живи пока… Господь да благословит тебя!..

– Десятые, – раздалась команда, – три шага вперед… Сомкнись!

Остальных задержанных распустили к слёзной радости родных и близких. Но приговорённых к смерти скосил пулемет. Пал среди них и отец Иоанн. Это был молодой священник, не многим старше того, кому он уступил своё место. Об этом случае передал сам спасённый.

Святый священномучениче, отче Иоанне, моли Бога о нас!

Один священник, вспоминая дни, проведённые в тюрьме, рассказывал о пережитом:

желанную смерть за веру во Христа!

Святый священномучениче, егоже имя Ты, Господи, веси, моли Бога о нас!

(Рассказ протоиерея Александра Никулина)

В тюремной камере нас было несколько, но все – священники. Некоторые дремали перед отбоем, другие уснули. Вдруг спавший молодой священник, отец Александр, проснулся в большом возбуждении и привлёк внимание остальных к своему рассказу.

– Проснитесь, пожалуйста, и выслушайте то, что я сейчас Вам расскажу. Вы знаете, что я только что спал. И видел я во сне моего родного отца, священника, убитого большевиками. Он явился мне с прекрасным наперстным сияющим крестом на груди и сказал мне очень важные слова:

– Сегодня ты будешь со мною!

И только что молодой священник отец Александр успел произнести эти слова, как открывается кормушка нашей камеры, и сам комендант тюрьмы говорит:

– Такой-то (его фамилия, имя и отчество) с вещами на выход! Как только кормушка закрылась, отец Александр сказал:

– Ну, вот видите, – это то, о чём мне только что сообщил мой отец, явившийся мне во сне. Это – расстрел! Это – встреча с горячо любимым отцом!.. Слава Богу, слава Богу, за Его великую милость ко мне недостойному и многогрешному!

И он поклонился нам всем земно и уже пошёл к дверям. Но на пороге он повернулся и добавил:

 И это сбудется непременно!..

С этими словами иерей Александр скрылся в дверях…

А мы скажем:

Святый священномучениче, отче Александре, моли Бога о нас!

10. Старец схиархимандрит отец Михаил Киевский (А. В. Костюк)

Старец ночью вдруг разбудит всех:

– Что такое: церковью пахнет, а церкви нет!

Благодать Божия за непрестанные молитвы старцев, матушки Мисаилы и батюшки Михаила, закрывала все доступы к тайной Церкви…

Но вот пришли немцы, и батюшка открылся для всех. К нему хлынул народ. И учёный, и простой люд. И он такой же, — всех и кормит, и поит. Ему помощь отовсюду. И он строит в Киеве храм Божий. И служит в нём. Но с немцами сносится через переводчицу, хотя и знает немецкий язык. И для этой цели приглашает одну молодую еврейку…

– А мы ропщем! – говорит один из послушников.

А Батюшка только ответит:

– Так надо, деточки!

А то и прибавит ласково:

– А дурной ты, Пётр…

А впоследствии мудрость и прозорливость старца открылась… Немцы ушли, а красные пришли. Старца на допросы:

– Какие с немцами дела имел?

Иди сюда, иди сюда!..

– Смотри, каким они тебя черным сделали! От них одна злодать…

Батюшка многих исцелял от болезней. Избавлял и от больших бед. Например, немцы, чтобы наказать одно село за нахождение в нём партизан, окружили село и готовились его сжечь вместе с населением. И несчастные люди отправили к батюшке гонца, девочку лет двенадцати, сообщить о смертельной опасности. Девочка прибежала к месту, где батюшка жил, – она бывала раньше у него. И рассказала обо всём, горько плача и прося помолиться. Старец успокоил девочку, одарил её и отправил в село сказать, чтобы все были спокойны:

– Немцы села не сожгут!

И что же? Девочка – в село, а там великая радость. Немцы решили не наказывать жителей села из-за партизан. И поняли все, что это сделала молитва старца. И жители села собрали большую сумму денег и передали старцу на постройку храма, другие же жертвовали для этой цели коров и прочее. А некоторые соблазнялись: откуда у киевского старца такие большие средства, что мог и храм построить, и кормить людей.

Батюшка Михаил имел дар ясновидения. Для краткости передадим один случай.

каким Господь призывает к Себе. Что это великий и славный путь кончающего свою жизнь. И что мученичество может быть и явным, пред всеми людьми, а может быть и тайным, пред Богом и Церковью Небесною. Но равно Господь благословляет принять его…

– Мы слушали эти слова и не могли понять, почему батюшка как бы относил их только к той послушнице?

И с такой заботой о ней он провожал её и особенным благословением благословил её, как бы прощаясь с нею:

– Помни, что Божие благословение тебе дано на всё то, что может случиться с тобою. Молись, молись и молись, – молитву не оставляй!

старец это знал и готовил её к мужественному перенесению страшных мук, которые послал Господь испытать ей по неисповедимым путям Его промысла…

Старец часто говорил о том, что его могилы никто не будет знать. Так оно и случилось. Он знал и день, и час, когда его арестуют. Накануне он сказал своему послушнику:

Тот и пришёл, как сказал старец, ничего не подозревая. В определённый час сам старец одел рясу и послушнику велел одеть… И вот – чекисты:

– Вы будете Костюк Александр Васильевич?

– Да.

– А это – кто?

– Это мой секретарь, иеромонах Пётр Савицкий.

и он начинал двигаться… И его снова подвергали избиению до потери сознания. Так продолжалось несколько раз.

это медленное убийство происходило следующим образом. Клали его на пол вниз лицом, руки – крестом, одна – вправо, другая – влево. Палачей было четверо. На каждую руку становился человек. Люди эти менялись местами. Пока двое били, двое, стоя на руках старца, отдыхали. Спину обнажали, подымая рясу на голову. Но когда руки у всех четырёх уставали, тогда били ногами. Здесь старец терял сознание.

В этом избиении принимали участие самые высокопоставленные тюремщики. А именно: прокурор Украинской Республики, начальник тюрьмы НКВД, старший следователь и личный следователь старца Михаила. Обо всём этом рассказал сам старец перед своею смертию одному лицу. Так он и был замучен, убит в тюрьме НКВД в Киеве в 1944 году.

Святый священномучениче, отче Михаиле, моли Бога о нас!

 К тому есть некоторые основания.

11. Протоиерей отец Владимир Б., старец Московский

целибатным священником, очевидно, приняв тайное монашество. Бывший профессор понимал, что Россия нуждается не столько в учёных профессорах, сколько в священстве – бескомпромиссно отдающем всё своему высокому служению народу.

У старца о. Амвросия были посетители. И речь зашла о старчестве. Иеросхимонах о. Амвросий объяснял, что старчество – это особый дар Божий, не связанный с иерархическим положением в Церкви, а также и с возрастом. Посмотрев в окно, он обратил внимание собеседников на одного студента, проходившего по двору.

– Вот, видите, это – студент. А он ведь уже – старец. Он может, дать другому верный духовный совет, как жить, как спасаться, как бороться со страстями. И это – редкий дар Божий…

 покровительствовавшей Митрополиту Сергию, стали сергианскими, как перед тем становились обновленческими, отец протоиерей Владимир служил в Сербском подворье, подчиняясь сербскому Патриарху. Старец многих окормлял, особенно тайно среди учёного мiра.

Он имел обыкновение произносить очень короткие, но и очень содержательные проповеди-призывы, по 2-3 минуты, в духе кратких святоотеческих, аскетических наставлений. Эти проповеди не утомляли, а, наоборот, способствовали молитвенному настроению и сосредоточенности.

В своей деятельности он придерживался правила преподобного Исихия Иерусалимского, учившего, что

поэтому старец тщательно избегал всего, могущего явиться какой-то саморекламой. Всё его духовное делание было сокрыто от людских взоров. Но, видимо, к концу жизни он был монахом и носил имя – Серафима. Но это не было достоянием гласности.

Рассказывает один из окормляемых старцем московский священник:

группу объединял наш старец. Он всё время пребывал в молитве.

– Возблагодарим Господа!

Святый священноисповедниче, отче Владимире, моли Бога о нас!

. Сюда собирались всевозможные увечные, горбатые, припадочные, явно одержимые нечистыми духами.

Брянчанинова)…

Исцеляемый испуганно водит глазами. Что-то неясное то ли произносит, то ли что-то происходит в нём, как бы клокочет что-то внутри его…

Священник повторяет призыв освободить Божие создание… Но тот, что внутри человека, упорно стоит на своём:

– Нет, нет! Не выйду. Не хочу…

Но вдруг священник говорит:

был ли у вас мой отец?

Слышится ответ с недовольной интонацией:

– Был! Да ты его вымолил!

– А мать моя? Была у вас?

Опять тоном недовольным, но со страданием и отчаянием:

– А её мы и не видели!.. Потому что она всю дорогу свою кусками хлеба забросала…

Здесь надо сделать некоторое пояснение:

Господним заклинающим беса отвечать, священник произносит вновь:

– Именем Господа Иисуса Христа повелеваю тебе, душе нечистый, выходи! Именем Святым Троицы повелеваю…

Пленённого человека дух сопротивника освободил, но не собственною силою священника, а призыванием всесильного имени Господа Иисуса Христа, Сына Божия, ради спасения человеков пришедшего в мiр наш, претерпевшего страшные крестные муки, смерть и воскресение из мертвых, победивши диавола и всю силу Его, призыванием великолепного имени Всесвятыя Троицы, Совершительницы нашего спасения, всех светлых Сил Небесных и всех Святых…

страдавший ничего этого не знает, он совершенно не помнит, что с ним было… Его подводят к святому Кресту, ко святым иконам. Он охотно, с жаром целует их. А прежде это, если и удавалось, то с большим трудом, с борением…

Время военное. Он больной – в тюрьме. Никому не известна его кончина. Но Господь извещает особым образом о кончине праведника…

кладбище. Матушка прилегла на кушетку и задремала… И вдруг она вскакивает и прямо к окну. Мимо медленно проезжают сани с одиноким гробом из тюрьмы. Она кричит сыну:

– Скорей, скорей. Это батюшку повезли. Беги за санями на кладбище, узнаем, где его могила!..

юноша вышел из засады. Подошёл к свежей могиле, помолился и воткнул палку, как примету… Вернулся домой, рассказал всё матери, а она – ему:

 Я – к окну, смотрю: сани с гробом… Я тебя и послала, чтобы знать, где могила батюшки…

Прошло несколько дней. Опять матушка видит то ли сон, то ли явь: входит батюшка в подряснике с его широким шитым поясом, кисти рук, как обычно, заложены за пояс, и спрашивает матушку:

– Мать, ты сильно испугалась, когда я тебя спящую толкнул в бок?..

Так живет тайная Катакомбная Церковь!

Святый священномучениче, отче Серафиме, моли Бога о нас!

13. Схиигумен Феодосий, старец Минводский

Он скончался в глубокой старости в 1948 году, живя в Минводах и прикрываясь юродством. Дивный был старец!

Рассказывает одна монахиня, его постриженица:

сама – голодная! Пришла к старцу. Он – такой маленький, худенький, но такой приветливый:

– Скорей, скорей готовьте поесть, мы такие голодные! – сказал он хозяйкам.

– Откуда он знает! – думаю я.

Накрыли стол. Всего много. А у нас и дома-то ничего нет. Я, как глянула на стол, то подумала:

– Вот бы всё съесть!

Старец усадил меня и всё угощает:

– Ешь, да ешь…

Я уже отказываюсь. А он говорит:

– Так ты же хотела всё съесть?

Мне так стыдно стало, что старец знает все мои мысли. Начали с ним беседовать, и я вижу, что он так мои мысли читает. Я так была поражена этим, что подумала:

– Как приеду, расскажу об этом маме.

А старец спрашивает:

– Это обо мне ты хочешь рассказать маме?

Я уж и не знаю, как с ним и говорить. Всё он знает… Недаром, рассказывали об одной женщине. Побывала у него и узнала на опыте, что он мысли самые затаённые знает, и сказала о нём:

– Да он – колдун!

Когда она пришла к нему ещё раз, он подошёл к ней и ласково постучал по голове, сказав:

– Колдун, колдун, колдун?

Помню, он говорил мне о том, что везде и всегда надо стараться произносить в уме молитву Иисусову. И употребил такую фразу, а я, по молодости лет, не поняла его:

А я и подумала:

А старец улыбнулся и на мою мысль отвечает:

?!..

Так рассказывала о старце эта немолодая уже постриженица его. А вот другой случай из жизни этого дивного старца. Это рассказ одного мужчины:

– Ну-ну, покажи-ка, как надо делать крестное знамение?!

Меня будто кипятком обожгло, но всё же я показал так, как и показывал в Архангельске. Он покачал головой в знак того, что не так… И сам начал показывать…

– Вот как надо: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!

Уезжая, домой, я отсчитал 34 рубля 40 копеек себе на билет, а остальные хочу оставить ему. Но он говорит:

– А может, не хватит тебе? Возьми-ка, а то тебе не хватит доехать.

Но я наотрез отказываюсь:

– Хватит, хватит мне. А лишнее, зачем?!

А он опять:

– А может, не хватит?

Доехал до Армавира. Наш поезд опоздал, (это было во время войны), а тот ушёл. И надо было доплатить. А у меня – ни копейки. Тогда только я понял старца, почему он говорил:

– Возьми-ка, а то тебе не хватит доехать!

Вышел он в рощу по дрова с одной монахиней. Был у него топорик за поясом. А в роще он начал под корень рубить молодые деревца. Матушка удерживала его:

– Батюшка! Да жалко, такое молодое рубить!

А он выбирает и рубит. Она опять. А он посмотрел на неё и говорит:

– Вот так скоро-скоро Господь будет рубить под самый корень всё юное, крепкое, но безбожное… Богу не жалко будет, потому что они восстают, воюют против Господа Бога…

И через месяц-другой вспыхнула война…

Но старец говорил о иной, будущей войне, по сравнению с нею минувшая война будет казаться не войною:

война!

 (9, 18).

Старец знал день своей кончины и говорил некоторым непонятные вещи. Одной из своих духовных дочерей он сказал с удивлением:

– Как же ты успела?! Успела, успела!

И всплеснул руками.

Перед самой кончиной случилось опять-таки непонятное… Привезли во двор пустой гроб для какого-то мертвеца. Хозяева отказались принять, потому что у них никто не умер. Но на шум во дворе вышел старец из своего домика в две комнатки. Увидел гроб, лёг в него. Оказался точно по нём и забрал его себе. И вскоре, в июле месяце 1948 года, он внезапно скончался.

Отошёл ко Господу он ночью. И никто не знал об этом. Он вообще ложился под утро. А ночью молился. И поэтому никто из людей не обратил внимания, что старца нет. Однако, петух с утра начал проявлять большое беспокойство. Вскочит на его подоконник, смотрит к нему в комнату – кричит и кричит. В чём дело? Зашли к старцу, он – мёртвый… Но и кошка проявляла беспокойство. Жалобно мяукала. А как её впустили, легла в ногах его, как неживая. И в гробу в ногах лежала, пока её не вынули.

и перелётных.

, а не по попустительству, в наказание за величайший грех богоотступления, даже заходить в такой храм НЕЛЬЗЯ.

Вечная память!

Святый угодниче Божий, схиигумене Феодосие, моли Бога о нас!

14. Отец иеромонах Палладий Вдубицкого скита

Отец иеромонах Палладий в прошлом – послушник известного иеросхимонаха Ионы Киевского, Вдубицкого скита Киево-Печерской Лавры. От отца Ионы он принял и постриг в монашество с именем Палладия.

Отец Палладий рассказывал о том, как советская власть приводила священство в подчинение митрополиту Сергию. Это было в 1927/28 году в Киеве.

поставили нас так, чтобы мы хорошо могли видеть и стол, к которому вызывали по одному, и окно возле стола, и то, что происходило за окном, внизу, во внутреннем дворе этого здания.

 Ко мне подходила уже очередь, – я был четвёртым после этих 17-ти.

Но отец Палладий не дождался своего освобождения из ссылки. За месяц до конца срока его арестовали на той квартире в Киргизии, где он находился в течение трёх лет. Прощаясь с хозяевами, он стал на колени и горячо помолился, а потом, в присутствии чекистов, сказал верующим:

Это было в феврале 1938 года. Его увезли, и он исчез безследно. Видимо, его расстреляли.

Святии священномученицы седьмнадесяте, купнопострадавшии и священномучениче отче Палладие, молите Бога о нас!

15. Смерть иеромонаха Гедеона и иерея Петра

Когда будущий о. Гедеон был ещё мальчиком, один Христа ради юродивый сказал о нём:

После того, как о. Гедеон был взят, в доме его поселился схимонах Меркурий. Он досмотрел мать отца Гедеона, а сам был после этого арестован и пропал без вести в лагерях.

– Ты умрёшь далеко-далеко! – сказал ему иной юродивый, блаженный Сергий. Он же говорил:

 Не ходите к ним, у них чума, там страшная ересь!

Святим преподобномученицы Гедеоне, Петре, Никите и Тевуртие, молите Бога о нас!

16. Болящий монах Сергий

Он был горячо верующим в отрочестве и таким же остался в юности и в зрелых летах. Болезнь только усилила это чувство.

Со временем у него открылся дар ясновидения. К нему шли и ехали люди с разных сторон. А он лежит почти на досках. Вопиющая бедность… Но некоторых посетителей он не принимал:

– Мама, – говорил он своей матери, – пойди, там идут к нам люди. Зачем я им? Накорми их и отправь!..

Но иных принимал. Говорил обычно мало, кратко. Но не всегда и говорил, но человеку давал понять. Вот – случай:

пожил бы он с нами, поработал бы, тогда бы знал, что говорить… Да что это такое?! Прямо какая-то ересь у нас завелась!.. Непременно пойду, я ему докажу…

– Я, как вошёл, как сел, – так, как если бы кто меня кипятком обдал, – так и обомлел. Ничего не могу сказать. Алексей Григорьвич говорит, спрашивает о своих личных делах, а я не могу и слова вымолвить… Хочу сказать, но нет никакой возможности. Я даже испугался, что со мною приключилось…

Так я как немой посидел у него, и мы ушли с Алексеем Григорьевичем. Он меня потом спрашивает: что же ты молчал?! А я просто и понять не могу, что со мной случилось?!

А брат Сергий всех предупреждал, всем объяснял и со слезами умолял:

где можно будет получить истинное наставление.

 как и было им указано. И прибыли они без особых помех. Брат Сергий уже знал, что к нему идут издалека и их ожидал. Когда они вошли к нему, он первый сам заговорил:

Шёл народ к нему, чтобы перед ним принести покаяние в грехе неведения…

Как-то пришла одна женщина, вся в слезах и села в саду, потому что не смогла войти к нему, – ведь убила своего мужа, хотя и не лично, но содействовала этому. А подруга женщины вошла к нему и ничего не сказала о ней;

попущено для её покаяния и т. п. Таков был дар от Бога этому смиренному подвижнику. Пожилая женщина, по случаю отъезда, пришла проститься с ним. И начала объяснять:

– Уезжаю, братец, далеко, – в Мурманск!

А он ответил:

– Дети поедут, а ты останешься.

– Да что ты, братец, говоришь?!

– Они поедут и вернутся, а ты не поедешь!

– Нет, и я поеду. Разве они без меня могут?!

– Нет, ты не поедешь…

А когда она вернулась домой, то опомнилась:

– А может, он говорил мне о смерти?! Но разве я такая старая?

Но всё это забылось за суетой. Готовилась свадьба, она поехала туда, чтобы помочь по хозяйству. А подумать о себе, о своём завтрашнем дне, не было времени… И вдруг там почувствовала себя плохо. Попросилась домой. Её отвезли. И она недели через три скончалась. Дети, действительно, поехали в Мурманск, но вскоре вернулись, не понравилось…

Так и сбылись в точности слова болящего Сергия. Но разве он говорил от себя? Он говорил то, что открывал ему Господь.

ужасный калека, худой, одни кости, а кругом – вопиющая бедность!..

– Ты что – Бог, что ли? – спрашивают нарочито грубо, издеваясь.

– Нет! Господь Бог на небе и… везде!

– А что же ты – святой?

– Нет, я – грешный человек…

– Знаешь, мы тебе хорошую работу дадим. Будешь деньги получать. Ты будешь нашим корреспондентом. Будешь описывать, кто к тебе приходит, что говорит?

– Как зачем? Чтобы жить! Ведь у тебя ничего нету…

– Да я и так, пока Господь держит, живу…

– Ну, смотри, чтобы никто к тебе не ходил!

И вот как-то осенью, под Покров, он вдруг одел всё монашеское. А поздним вечером пришли власти забирать его. Взяли его в тюрьму, поместили в тюремной больнице.

Медсестра, проработавшая в этой больнице тридцать лет, говорила о нём:

– Никогда в нашей больнице не было такого больного. Никогда и никто не говорил того, что он говорил!

С Покрова и до Пасхи держали его в больнице. А на Святую Пасху его вынесли из больницы на носилках, погрузили на машину и взяли с собою лопату. Потом лопату вернули. Она была в крови, в святой крови мученика Христова.

– Спаси, Господи, тебя, брат Сергий, за твои дорогие, золотые слова. Когда ты умрёшь, мы будем к тебе приходить на могилку! – говорили часто посетители.

 – ответил он,

Вечная память!

Святый преподобномучениче, отче Сергие, моли Бога о нас!

17. Реки, моря и озера — могилы безымянных мучеников

Все крупные реки беспредельной России, её озёра и моря стали усыпальницей мучеников за веру. В каких водоёмах только не нашли места упокоения эти страдальцы!

Краткую речь произносит чекист, но акцент выдаёт, что он не русский:

– Кто этого не сделает, не признает Митрополита Сергия и не подчинится ему, тот – враг народа и советского государства. А с такими у нас разговор короткий. Всё уже приготовлено!

И говоривший это указал рукою на обшитый со сторон и крытый сверху помост, ведущий в воду Днепра.

После этого начали по очереди каждого священника вызывать и задавать вопрос:

И тем, кто отвечал отказом, связывали руки за спиной и уводили в крытый мостик. Через некоторое время мужественный мученик Христов появлялся на открытой площадке:

– И мы видели, – рассказывал один из этих священников, – как его сталкивали шедшие позади чекисты в воду, и он над водою уже не показывался.

Все верные Христу Богу, отказавшиеся изменить Ему и подписаться, были сброшены в воду и утонули, остались только малодушные, подписавшиеся.

Один из них и передаёт этот рассказ. Он заплакал, низко наклонил свою голову, попрощался и ушёл.

Святии священномученицы, иже в водах Днепра смерть за Христа приявшии, молите Бога о нас!

18. Рассказ монахини

Нас вывели всех за стены монастыря на берег реки. Там в беспорядке валялись иконы из нашего монастырского храма. Один из чекистов нам объяснил:

– Какая монахиня возьмёт одну икону и бросит её в реку, получает свободу жить. А та, что откажется это сделать, сама будет брошена в воду и утонет!

те, что приняли мученичество за Христа, в каком блаженном состоянии ушли в жизнь вечную!

Горе мне, горе! И никто не поймёт этого, кроме тех, что отказались от венца мученического…

И ходя по деревням и селам, эта монахиня рассказывает о своём великом грехе, об отречении от Бога, прославляя подвиг тех, кто принял мученическую смерть.

Святым жены-мученицы, в реце утопшия, ихже имена Ты, Господи, веси, молите Бога о нас!

19. Целые монастыри мучеников

Подобным способом в Харькове на реке Донце утопили множество монашествующих.

На берегу озера Иссык-Куль, в Киргизии, стоял большой монастырь. Всех насельников монастыря поместили на плоты, связанными друг к другу. Отвезли от берега и плоты перевернули. Сразу все утонули. А здания монастыря разрушили до основания. Но сами основания остались немыми, но красноречивыми свидетелями дел антихриста.

Святии священно и преподобномученицы, иже на Волзе реце, на Донце и в озере Иссык-Куле утопленныя, молите Бога о нас!

20. Мученики заживо погребённые

Из разных мест свидетели-христиане передают, какой ужасной смерти подвергали мучители святых страстотерпцев, зарывая их живыми в землю.

Но особенно выделялся, злейший по духовному замыслу, сатанинскому, тот случай, когда тюремщики-чекисты решили особенно поглумиться над своими жертвами, монахами и монахинями. Мучители предварительно раздели догола свои жертвы, оставили их совершенно нагими, связывая попарно, монаха и монахиню, под смех и крики:

– Мы их поженим, замуж отдадим!

потом начинали забрасывать и зарывать землёю громко молящихся, плачущих, рыдающих, взывающих к Богу о помощи:

– Господи, помоги! Господи, помоги!

Святии мученицы, монаси и монахини, купно смерть лютую приявшия, молите Бога о нас!

21. Крестьяне-мученики

Вот, например, что произошло в селе Макашёвке, Воронежской области, на реке Хопёр.

подавал признаки жизни. Но это заметила и охрана. Разогнали людей штыками. Свалили с воза всех и прикладами убили того, кто ещё подавал признаки жизни…

Святии мученицы, иже в Макашёвке, молите Бога о нас!

22. За отказ от воинской присяги – смерть

Когда все другие солдаты послушно присягали советской власти, он один отказался. Смело он заявил пред всеми, что не может принести присягу богоборной власти, поскольку он – христианин. Шум большой был. Всех солдат заставили под страхом выступить против Христова исповедника, хотя в душе редкий не признавал, что он – прав. И сын катакомбного священника отца Никиты, мученик Христов Феодор, был расстрелян перед всеми солдатами части в 1937 году. Был он жителем крепкого в вере христианской Оренбуржья!

Святый мучениче, воине Феодоре, моли Бога о нас!

23. И снова мученик, сын катакомбного священника

Воин Христов Пётр был расстрелян в году 1937 или 1938-ом. (1944 или 1945-ом.)

Святый мучениче Петре, моли Бога о нас!

24. Два родных брата отказались принять присягу

– Мы не отказались бы служить в той Армии, что идёт со Христом, идёт с Богом. Но служить в Армии, какая против Бога, против Христа, мы не можем и не будем, – мы христиане!

Сперва их держали под арестом в городе Шарлыке, Оренбургской области. А потом перевезли в Александровку, той же области. Здесь жили их родители и богоборные власти надеялись повлиять через них на их сыновей, так как, в противном случае, ждёт их смерть. Но богоборцы ошиблись. Родители, будучи убеждёнными христианами, не только не отговаривали своих сыновей от отказа служить в Красной Армии, но как раз, наоборот, поддержали их в их решении: умереть, но не служить. Зная, что сыновьям грозит смерть, родители, со слезами на глазах, им говорили:

родители, а Вы – наши любимые дети. Мы благословляем Вас быть верными христианами и в жизни и смерти за Христа, Господа Славы. Божие благословение на Вас и наши горячие молитвы с Вами и о Вас… Идите, дорогие, идите в вечность.

Начальство этого никак не ожидало. Вместо отговора – благословение… И сыновья, и родители от умиления плакали. Да и самим присутствовавшим из начальства было не по себе… Но советская система такова, что люди делают лишь то, что противно их совести и что им прикажут. И судьба этих доблестных Христовых воинов была такова.

Их, в летней одежде, при сильном сибирском морозе, погнали пеших конвоиры на лошадях из Александровки в город Оренбург. Это примерно – 100 километров. Но понятно, что Оренбурга они не достигли. Чтобы не замёрзнуть, им приходилось бежать, но ни сердце, ни ноги не смогли этого выдержать и оба упали и замёрзли в пути.

Но и родители их, проявившие такую исповедническую стойкость, скончались в тот же день и, как говорят, в тот же самый час, страдая за сыновей, и зная, что в такую стужу их гонят по дороге на Оренбург. А может, быть родителей и умертвили… Но, так или иначе, в один день и час мученически скончалось всё это христианское семейство – два сына, отец и мать, – показывая пример стойкости христианской.

Все они принадлежали к тайной Церкви – Катакомбной. И это произошло в 1937 году.

Святии мученицы, два сына, отец и мать, ихже имена Ты, Господи, веси, молите Бога о нас!

25. Два воина-мученики

белыми нитками.

Два солдата, воспитанные в Катакомбной Церкви, вступая в ряды Советской Армии, решительно отказались принести клятву верности Советской Власти. Они объяснили:

– Мы своим отказом присягнуть не хотим заявить, что мы будем предателями советских вооружённых сил. Нет, мы будем исполнять решительно всё, что нам прикажут, если это не противоречит христианскому закону жизни. Но принять присягу мы не имеем права, потому что власть, которой мы должны присягнуть, антихристианская. А мы – христиане. Мы обязаны исполнять закон Христов. А советская власть – власть не только безбожная, но и противобожная, богоборная…

 Их привезли мертвыми.

– Несчастный, аварийный случай-солдаты упали с машины и разбились!..

 для тех воинов Христовых, что во имя веры в Бога и верности Ему отказывались принять присягу на верность противникам Божиим. Случай этот произошёл уже после войны в шестидесятые годы.

Святии мученицы, ихже имена Ты, Господи, веси, молите Бога о нас!

26. Мученики Машука

Раздаётся команда:

– Стой! Первая пятерка шагом марш!

Святии священномученицы и преподобномученицы Христовы, ихже имена Ты, Господи, веси, молите Бога о нас!

а когда, вследствие этого удара, человек покачнётся в противоположную сторону, следовал смертельный удар правой руки и палач, притопнув, приговаривал:

Святии мученицы, молите Бога о нас!

28. Смерть монаха Иоанна

– Забили мы большой гвоздь в правую руку, а потом и в левую. После этого пробили гвоздями обе его ноги. И говорим ему; в Евангелии мы читали, что один из воинов пробил Христу бок. Ну, так, чтобы и ты был похож на Него, и тебе сделаем то же самое.

После этих слов, как рассказывали убийцы, нанесли ему рану меж рёбер.

Кровь заливала страдальца, а убийцы с особым наслаждением мучили свою жертву. Но отец Иоанн ещё не умирал и был в сознании. Они начали торопиться, потому что было поздно. А рядом шумела горная речка. И палачи решили его утопить. Бросили в воду, а сами сели в машину и с пчёлами уехали.

От холодной воды мученик, очевидно, очнулся. И он попытался выбраться на берег, но не смог из-за потери крови. Он так и застыл у самого берега, держась за куст, совершенно обезкровленный.

Святый мучениче, отче Иоанне, моли Бога о нас!

29. Смерть монаха отца Иоасафа

Добрый, кроткий, на редкость приветливый, всегда ищущий как бы всем чем-нибудь послужить, помочь, угодить, был этот тайный монах отец Иоасаф. Возьмется, бывало, поднести вещи совсем незнакомым людям, поможет пожилым, инвалидам в поезде ли, или в автобусе. А ведь и сам был уже немолодой, а старичок.

В открытые храмы, обновленческие или сергианские, он никогда не ходил, руководствуясь советом старцев.

Двое из них уже охотились за ним. Но он сумел избежать их рук. Хотя они и грозили ему:

– Ну, погоди, попадёшься ты нам. Живым не уйдёшь, запомни!

, широкую известность имел он в городе, да и полная безобидность его… И органы предпочли действовать неофициальным путем. И это им удалось.

Что поделать, за грехи наши и отцов наших, в России правят уже более шестидесяти лет вульгарные убийцы и их идейные вдохновители и помощники.

Святый мучениче, отче Иоасафе, моли Бога о нас!

30. Смерть учительницы Марии Васильевны

В ней было что-то неуловимое, что делало её непохожей на других учителей. Это неуловимое, что она скрывала ото всех, была её пламенная религиозность, вера в Бога, вера в Его святой промысел, поэтому она, если узнавала о ком-либо, что он или она из верующего дома, из верующей семьи, к тем она была особенно заботлива и ласкова.

Но директор школы был не только партийным, но и убеждённым атеистом и, очевидно, был связан с органами ГБ. И он заподозрил Марию Васильевну в том, что она – верующая, – потому что она не была с ним близка и как-то сторонилась от него. И он обдумывал план, как установить точно, верующая ли она или нет.

И вот во дворе школы появляется какой-то ров, какая-то канава. И директор воспользовался этим обстоятельством для проверки. А быть может, наоборот, сама канава была придумана, как мнимый повод к задуманной проверке. Эта уловка директора служила не только средством выявления Марии Васильевны, но и всего персонала и всех учащихся в отношении их религиозной убеждённости. Для этой цели была положена, как мостик, через канаву новая икона Богоматери с Младенцем, изображением вверх.

Став на икону, директор объяснил, что вся школа, собранная во дворе по классам, со своими классными наставниками, должна пройти по образу с одной стороны канавы на другую. Говоря это, он постукивал каблуками по самому лику Пресвятыя Девы Богородицы.

– Я считаю исполнение Вашего приказания лично для себя преступлением, а ваше требование – противоречащим Конституции Советского Союза. Я верующая православная христианка. И по Святой Иконе Богоматери и Богомладенца – ходить не буду!

Этого было достаточно, чтобы лучшая учительница школы исчезла вообще, не только как педагог, но и как живой человек, – безвестно куда делась. Словно земля поглотила её. О ней никто и никогда не слышал ничего. И это дело сделал сам директор школы… Только ходил слух, что её, как верующую христианку, расстреляли!..

Святая мученица Мария, моли Бога о нас!

31. Кончина игумена отца Арсения

Воистину блаженна душа, отшедшая из нашей многотрудной, бедственной жизни, из нашей среды, в день святого Иова Многострадального.

Блаженна душа эта во многих и многих отношениях. Ибо усопший Игумен отец Арсений оставил о себе не только добрую и вечную память, но сверх того, оставил высокий образец и пример веры ревностной, особенно для нашего тяжёлого времени преподанный.

сопротивляясь и, будучи изувечен врагом, вышел в конце концов победителем. Таков именно отец Игумен Арсений (родившийся 19 августа 1890 года и скончавшийся 6/19 мая 1975 года).

Строгий аскет и подвижник, принявший благое иго Христово в ранней юности, он показал высокий пример монашеского жительства в наших безконечно трудных условиях. Он вёл жизнь скитальца, гонимого имени Христова ради. Исключительно трудный подвиг он нёс: кое-как питался, кое-где спал, словно нищий, и то самый последний, одевался едва ли не в рубище. Он избегал всяких удобств, не давая покоя и без того изнурённому телу…

 В ознаменование глубокого раскаяния, в духе и букве послушания святым канонам Церкви Христовой, он смиренно прекратил священнодействование, что и предусмотрено каноническими правилами. И тем самым оставил сияющий пример для всех попавших в такую же духовную беду.

 – скажем словами первомученика Стефана (Деян. 7, 60).

, оно – так естественно, так человечно в этом положении. Но он жизнью своею приготовился к смерти. Она не пугала его. Он ждал её. Его ум и сознание, хотя и лишённые ясной, членораздельной речи, были направлены только на молитву. Не имея возможности даже вымолвить слово, он перебирал, глухой и слепой, чётки. Когда пальцы рук не могли этого делать, он умудрялся делать это устами!..

Когда ему становилось легче, тогда он произносил слова молитвы Иисусовой в слух. За шесть дней до смерти он всю ночь на родительскую субботу произносил:

А внешне он был безжизненным мёртвым телом, даже тогда, когда мог ещё ходить… Хотя не было силы в руке, он до последнего издыхания пытался осенять себя крестным знамением, поднятая рука не слушалась и падала без сил. И, несмотря на это, он снова и снова делал попытки…

Из-за пасмурной погоды несколько дней не было видно солнца. Но, как только гроб с его останками был вынесен из дверей дома, вдруг из мрака туч блеснуло тёплое солнце. Это было столь удивительно, что даже местные татары, магометане, признали в этом чисто духовный смысл:

– Не простой был человек, ваш старик. Большой он человек!..

Да, новопреставленный отец Арсений (в мiру Андрей Дмитриевич Мельников) отошёл в иной мир. Но он не умер. Он жив о Господе! Всевышний принял его покаяние и простил… И как помогал он духовно при жизни, так, верим, будет помогать и по смерти!

Вечная память, вечная память, вечная память! Аминь.

Преподобноисповедниче, отче Арсение, моли Бога о нас!

и, даже, не христианин:

– Я как-то сидел в двадцатые годы со своим старцем Даниилом в тюрьме. Нас прямо из монастыря забрали. Старец непрерывно молился, стоя в камере на коленях. А в камере столько людей, что только один проход посредине, и все люди лежат на полу. А я в ту пору ещё молодой, стеснялся людей и не смел, молиться открыто.

И вот, как-то поздно вечером подходит незнакомый татарин и говорит мне:

– А ты что не молишься?! Видишь, как твой старик всё время молится. Становись и ты, – молись! Я очень удивился этим словам, – послушался совета, стал на колени прямо в проходе (другого места не было) и начал горячо молиться.

через несколько минут и меня вызывают:

Я вышел. Оказывается, нас обоих на освобождение. Когда старцу сказали, что он освобождается, то он попросил освободить с ним и меня… Вот что значит усердная молитва к Богу, как пророка Иону из чрева китова, так и нас из ада освободил Господь, по молитвам моего старца Даниила. Но самое удивительное то, что к молитве меня призвал, даже заставил, магометанин… Я рассказал старцу об этом.

Он же ответил:

– Слава Богу, за Его несказанную милость! Пути промысла Господня – неисповедимы…

Об игумене Арсении рассказывала одна монахиня:

он всё лежит на коленях, ниц лицом.

– Батюшка, да я ведь не знаю, где он может быть. Ведь он скрыт ото всех!..

– Ну вот и умру тут. Не встану. Умирать буду. Где Дедынька?!…

32. Смерть за веру в Бога

Михаил Васильевич Авдеев, так звали этого мученика, был жителем города Оренбурга. А работал он шофёром на грузовой машине. В момент насильственной смерти ему было всего 35 лет.

Но и здесь он проявил себя так же, как и в терапевтическом отделении. Он продолжал перед всеми в палате молиться и у всех просил прощение, заявляя, что он умирает:

– Я умираю, я умираю.

А далее рассказывает уже мальчик, находившийся в этой палате и вскоре выписанный из больницы. На вопрос, как случилось, что Авдеев так внезапно, в первый же день поступления в больницу, скончался? Тот ответил:

А это происшествие с Михаилом Васильевичем Авдеевым, шофёром тридцати пяти лет, человеком крепкого здоровья, случилось совсем недавно, в 1977 году.

 (Мф. 10, 24-25).

Вечная память!

Святый мучениче Христов, Михаиле, моли Бога о нас!

33. Отец Михаил Васильевич Ершов

в крестьянской семье. Отец – Василий, убеждённый большевик. Мать – Дария, верующая. Отец всячески травил сына, не пускал в церковь, из-за этого ослеп. Потом, когда обратился к вере, прозрел.

Отец Михаил очень популярен среди Катакомбной Церкви, Истинно-Православной Церкви (ИПЦ). Во время гонений на Церковь много странничал, тайно служил, организовал скинию. Когда о. Михаил был. мальчиком 18 лет, то в храме в городе Чистополе, во время причастия его увидел некий старец и сказал:

– Сей отрок понесёт грехи всего народа!

Он – иеромонах. Первый арест был в 1931 г. 3 марта и судили за Церковь Православную по статье 58, пункт 10, осудили на 8 лет. Во второй раз арестовали 12 декабря 1943 г. за церковную проповедь и 18 августа 1944 г. осудили к высшей мере наказания – расстрелу.

Провёл в смертной камере-одиночке 81 день, всё это время его морили голодом. 9 ноября 1944 года заменили расстрел 15 годами каторги.

Иеромонах Михаил прошел почти все тюрьмы: Казани, Арзамаса, Воркуты, Ольги, бухты Ванина, Сахалина, бухты Нагаевой, Магадана, Сусумана, Колымы, Хабаровска, Благовещенска, Братска, Тайшета.

В 1958 году его из лагеря, и других людей с воли, вместе с ним судили в Казани и дали срок на 25 лет. Сидел в Мордовии на станции Потьма. Провёл 15 лет в кандалах. Волосы и бороду вырывали по волоску. Он имел от Господа великий дар прозорливости и исцеления.

Многих он исцелил прокажённых, бесноватых, хромых, слепых и больных.

Он исцелил в лагере иссохшую руку Ивану Кокареву, исцелил ноги Василию Калинину, лежавшему без движения три года. Подошёл, взял за руку и сказал:

– Встань и иди!

говорят духовные дети его.

Вот рассказ молодой девушки, лет восемнадцати. И она, как катакомбница, попала в цепкие руки следователей. Следователи-гебисты решили ее, во что бы то ни стало сломить.

– После неуспешных допросов с угрозами и побоями меня привели в особый кабинет. Это не был обычный следовательский кабинет. В нём стояла кушетка, на столе, покрытом белым, стояли всякой величины флаконы. Было и кресло наподобие тех, что можно видеть в любом кабинете зубного врача. Но только это не было зубоврачебное кресло, а совсем особое, со многими проводами и поясами. Здесь же были и больничные носилки. Человек, находившийся в этом кабинете, был одет как доктор, в белый халат. Он спросил меня:

– А по какому делу Вы обвиняетесь и почему Вас привели сюда?

Я ответила:

– Не знаю!

При этих словах он подвёл меня к креслу и сказал:

– Садитесь!

тот человек в белом – я почувствовала – что застегнул на мне какой-то пояс и меня прижало к спинке кресла. Он, чем-то холодным, прижал и мою голову. Смочил на ногах мои чулки, и также ноги были зажаты…

А я всё молилась и молилась, предав себя на волю Божию. И мне совсем не было страшно. Я была, как в забытьи, как вне себя, в том смысле, что меня совсем не касалось то, что он делал. Господь послал мне великую милость, что я вся ушла в молитву лёгкую и радостную. А человек в белом несколько раз растерянно повторил:

– Не могу понять, в чём же дело?.. В чём дело?! Ведь всё исправно?!

Сколько прошло времени с тех пор, как я вошла в этот кабинет, я не знала. Меня это не касалось… Он то расстёгивал, то застёгивал пояса. Наконец, он снял с ног что-то, освободил грудь и горло, и пояс сидения…

– Слава Тебе, Господи! Слава Тебе!.., – внутренне сказала я, вздохнула свободно и открыла глаза.

А он, бледный и усталый, долго молча смотрел на меня. А потом упавшим голосом просил:

– Скажите… почему на Вас не действует электрический ток?!

Я ответила:

– Не знаю!

И меня увели.

IX

Катакомбная Церковь, как уже было сказано, зарождается одновременно с кровавым захватом власти в России, внешне – интернационалом, а внутренне, духовно – спущенным с цепи атеизмом. Ленин в пору становления власти интернационала публично заявлял:

 Она оживала, возрождалась в катакомбах. И символическим знамением неистребимой жизни Катакомбной Церкви является жизнь после смертной казни в ночь под Св. Троицу в 1918 году священника отца Тимофея Стрелкова. Он был зарублен, отсечена голова, и если оказался жив, то это – преславное дело неизреченного чуда Божия…

 (2 Петр. 1, 21).

 наставление и привело через Патриарха Тихона, через Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Петра и через иных истинствующих иерархов к созданию единой по духу Катакомбной Церкви в подъяремной России.

 (Ин. 3, 8)

И тот же старческий дух действовал во многих пастырях, ставших на путь безбоязненного исповедания веры, приводящего их к преславной мученической кончине. Предсмертные завещания мученически ушедших отцов особенно бережно хранятся в благочестивой памяти народной:

– везде Господь поставил Свои светильники, чтобы светить в духовной ночи, чтобы внушать людям одни и те же истины.

В таком духе давали свои последние наставления старцы-исповедники, старцы мученики. Они шли в тюрьму с тем, чтобы из неё не выйти живыми. И этот святой завет свято хранится в Церкви Катакомбной.

Но что же представляет собою эта Церковь Катакомбная?

52 миллиона.

 (1 Ин. 5, 16).

что процент несогласных среди ходящих намного выше. А ходят для того, чтобы не привлекать к себе особого внимания со стороны властей. При населении СССР в 270 миллионов, сто миллионов православных, это очень внушительная цифра… Возможно, что в православные катакомбники попали и некоторые сектанты… Но, в общем, весьма показателен тот факт, что агентурная статистика верующих не дает власти возможность идти на открытый референдум.

Истинно-Православную Церковь,

Тихоновскую Церковь, в отличие от сергианской, истинствующую Православную Церковь,

тайную, пустынно-пещерную Церковь, или П.П.Ц.,

И.П.Ц. – истинно-православная Церковь,

И.П.Х. – истинно-православные христиане,

И.П.Х.С. – истинно-православные христиане странники,

старо-Тихоновская Церковь,

иосифляне – по имени знаменитого митрополита Иосифа,

уаровцы – по имени тайного епископа Уара,

серафимовцы – по имени тайного епископа Серафима и т. д.

 Она запрещена законом на территории СССР.

вполне понятно, что ещё в 1866 году пророческий, старческий дух в Церкви оповестил уже наступление последних времён. Оно было истолковано благодатным старцем Оптиной Пустыни отцом иеросхимонахом Амвросием:

 (Откр. 17,3).

Вот это именно то, что сказано в Евангелии:

 (Иоан.3,8).

А неверующие по существу говорят то же самое, только иным языком.

Это передал один московский священник-катакомбник в лагере:

– Вы слышали, у милиции новая форма?

какая?

рясы!…

И понимать это надо буквально. Только надо расширить рамки милиции. В высшую иерархию и вообще в священство были двинуты партией: офицеры контрразведки, прокуроры, руководители безбожия. И зачастую не только непосредственно, а и специально они обучаются в Духовных Академиях и затем вступают на иерархическую лестницу этой лжецеркви. И красная лжецерковь быстро возносит их на самые высокие посты.

Авторитет Катакомбной Церкви – как антипода той подделки под истинную Церковь, которую осуществляет партия большевиков в лице советской лжецеркви – очень высок и стоит даже за пределами верующих.

Вот происходит открытый суд в Грузии. Подсудимый – тайный священник Катакомбной Церкви. Защитник подсудимого – адвокат, грузин по национальности. Когда судьёй было предоставлено слово защитнику, он подымается и говорит судьям следующее:

сравнить себя с ним… Я не смею даже стать на то место, на котором он стоял…

– Но какой же Вы веры?

Отвечают, как будто читая по книге и в один голос:

– Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви Православной Всероссийской!

Вызывают, как эксперта, старого священника, который в церковном отношении принадлежит к новообновленцам, к сергианам. И судья, обращаясь к нему, говорит:

сказать по совести. Вот эти люди – настоящие православные. По сравнению с ними, я – неправославный!..

– Так тем хуже, – заявил судья, – значит, они обдирали народ, тружеников колхоза. Заламывали цены, какие хотели?!

А вот суд в Казахстане. Подсудимые – муж и жена, и опять – катакомбники. Адвокат – русский. В защитной речи он, между прочим, сказал:

– Я – неверующий… Но если бы я был верующим, то хотел бы я быть только таким верующим, как – они!..

А судья – казах. По-русски говорит хорошо, но с типичными для казахской речи интонациями. Он проявляет к ним большой интерес и подробно расспрашивает:

– А почему Вы не ходите в церковь?

Судья смеется:

– Почему так?! Как это нет церкви? А я только что проходил мимо неё. А Вы говорите, что её нету?

– Да у нас здесь и нет такой улицы.

– Так, значит Вы, что ли против церкви, потому что там священники-безбожники, не верят, что Бог есть, существует?

до того Вы ходили?

– Мы никогда не ходили.

– Почему – никогда?

– Да, потому что при этом положении мы и родились…

Вот такие случаи – очень редки, но бывают. И причиной этого является – ясное и твёрдое исповедание Катакомбной Церкви. И это исповедание – очевидное и несомненное – понятно и магометанам… Но, однако, подобный случай возможен как исключение, и то – в глухих уголках Каз. ССР.

А вот иной случай, когда смелое, катакомбное исповедание, опять-таки, спасает человека и вызывает ответную перемену у лиц, от которых нельзя было этого ожидать. Дело происходит в одном из городов Грузии.

Отец Георгий, старик-дьякон Катакомбной Церкви, ещё в молодости был приговорён со своим настоятелем к расстрелу. Настоятеля расстреляли. А отец дьякон, казак не то донской, не то кубанский, по молодости лет сбежал из-под пуль. Но уж с таким прошлым жизнь известно какая. Вот он и обходит всю Землю Российскую, – благо, что она не клином сошлась. Из дома в хату, из села в город, из города в деревню и кочует раб Божий с 1919 года. Оказался он как-то в когда-то христианской и православной Грузии. Но был задержан на улице сотрудником милиции и передан начальникам.

Отец Георгий, человек смелый и прямой, оставшись наедине с грузинами, начал говорить откровенно:

Начальникам очень понравилась эта речь и они живо со всем согласились:

меня – Георгий… Мы же христиане! Вы уже помяните нас при Ваших молитвах. Хотя мы… ой, ой… Да и что говорить! Но – в душе, разве мы в Бога не веруем? И человеку мы всегда поможем.

Перекинувшись несколькими словами по-грузински, они неожиданно спросили отца Георгия:

– А деньги у Вас на дорогу есть? А то мы Вам дадим!

– Есть у меня, есть!

– Но смотрите, сразу исчезайте из города. На чём попало, в любую сторону. И не попадитесь тому, кто Вас сюда привёл, на глаза. Если приведёт во второй раз, нам придётся Вас арестовать.

– Спасибо большое. Спаси Вас Христос! Ваше доброе дело не забудется ни в этой жизни, ни в будущей. Великое дело такое милосердие к бездомному человеку. Сказано в Евангелии, что и стакан воды, поданный во имя Христа Распятого, не останется без награды, а Вы делаете больше, несравнимо больше!

– Спаси Вас Христос! Прощайте!

Вот в тех же краях, в Грузии, был иной случай.

В этот дом спешила иная монахиня. И уже опаздывала. Но когда подошла к калитке, незнакомый грузин преградил ей путь:

– Куда?

Да вот здесь бабушка больная живет. Проведать иду…

Дивны дела Твои, Господи!

Много у Катакомбной Церкви врагов, но немало и друзей. И Она – исповедническая и мученическая, тайная, пустынно-пещерная, катакомбная Церковь истинствующая, не уступившая и не уступающая врагу Христову. Он, враг, силен, а Она – бессильна. Но на Ней сбываются слова апостольские:

21 октября / 3 ноября 1980 года.

 

 

 

 

 

185

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *